Читайте также:
HyperLink

Неторжественные закрытия

На северо-западе Ярославской области продолжают закрываться предприятия, когда-то формировавшие экономику нескольких районов.

В 2007 году ликвидирована Волжская шерстопрядильная фабрика (поселок Волга, Некоузский район). В 2012 году по процедуре банкротства та же участь постигла Брейтовский сырзавод (село Брейтово, Брейтовский район). В июне 2016-го очередь дошла до Мокеиха-Зыбинского торфопредприятия (поселок Октябрь, Некоузский район). Вспомним, как всё начиналось и чем всё закончилось.

История Волжской шерстопрядильной фабрики началась в 1890 году, когда московский торговый дом «Карл Стукен» купил землю на станции Волга (тогда это был Мышкинский уезд) для строительства мануфактуры. Оборудование завозилось из Германии, оттуда же приехали строители и специалисты. Первую продукцию выпустили 21 ноября 1895 года, официальное разрешение на открытие пришло от императора Николая II в начале 1896 года. В первые годы здесь работали 1100 - 1200 человек. Хлопок для переработки доставлялся из Индии и Египта, готовую продукцию отправляли на фабрики страны и за рубеж.

Расцвета фабрика достигла после Великой Отечественной войны. Суточная норма выработки достигла 20 тонн. В 1980 году там трудилось 1300 человек. Пряжа Волжской фабрики поставлялась 150 предприятиям Советского Союза. За трудовые достижения коллектив в феврале 1974 года был награжден орденом Ленина - высшей наградой СССР.

После распада Советского Союза и разрыва торгово-экономических связей с бывшими республиками СССР предприятие начинает сворачивать производство. С кризисом 1998 года на фабрику пришел глубочайший спад: она работала 4-5 месяцев в году, количество рабочих сокращено до ста. Внеочередное собрание акционеров от 12 января 2007 года приняло решение о ликвидации ОАО «Волжская шерстопрядильная фабрика».

Фото: архив сайта «Наш Брейтовский район».

Брейтовский сырзавод был основан в 1969 году. В лучшие годы на нем в три смены работало около двухсот человек – почти каждый десятый житель Брейтова. Добавив к ним тех, кто трудился в колхозах и совхозах, поставлявших на завод молоко, получилось районообразующее предприятие. В 1969 - начале 1990-х там ежегодно выпускалось 650 - 800 тонн сыра (особо известен «Российский», поставлявшийся в Москву и Ленинград). На переработку ежесуточно свозили 10 - 12 тонн цельного молока.

С началом рыночной экономики Брейтовский сырзавод начал испытывать трудности. На заводе резко упала реализация продукции, стали расти долги перед поставщиками - колхозами и налоговые - перед бюджетом. К лету 2001 года долг поставщикам молока превысил 3 млн. рублей. Число работников снизилось до нескольких десятков человек. В 2003 году была предпринята последняя попытка изменить ситуацию. Сначала был оформлен договор о сотрудничестве с ЗАО «Мологский сыродельный завод» Некоузского района. Затем интерес к предприятию проявило  ЗАО «РАМОЗ» - один из лидеров переработки молока в Ярославской области. Летом 2004 года возобновилось производство сыра, сливок и сливочного масла. На работу стали возвращать специалистов. Брейтовские сыроделы выпустили в 2004 году 107 тонн продукции. Но договорные отношения действовали только до 1 октября 2005 года. После их окончания завод был закрыт. Окончательно предприятие ликвидировано вследствие банкротства 8 октября 2012 года.

История когда-то крупнейшего по объему добычи в стране торфа Мокеиха-Зыбинского торфопредприятия уходит корнями в 1931 год. Тогда было установлено, что под промышленную разработку пригодно более 18 тысяч гектаров местных торфяных болот. Строительство предприятия и добыча начались через пятнадцать лет, государством была поставлена задача: добиться ежегодной добычи в объеме более двух миллионов тонн. К 1952 году разработки велись на двухстах гектарах. В 1953 году началось строительство второго торфопредприятия. Позже появилось третье, все они в 1960-м были объединены. 1975 год стал для предприятия рекордным - добыча торфа перевалила за два миллиона тонн. Численность работающих составляла 1700 человек. 

К концу 1980-х правительство страны дает другую установку - снизить добычу фрезерного торфа как топлива для электростанций (более выгодными стали уголь, нефть, газ, а торф направляется большей частью для сельского хозяйства). В 1977 году из всех крупных покупателей осталась лишь Ярославская ТЭЦ, а в 1995-м поставки топлива и туда были прекращены. В 2011 году месторождение выкупила корпорация «Биоэнергия» с планами организации в Некоузском районе полного цикла производства: добыча, переработка, превращение топлива в энергию, отправки тепла потребителям. В 2015 году сменилось руководство предприятия, заработала линия по производству торфогрунтов, наладился сбыт, на нем трудилось более ста человек. Но это была последняя попытка. 7 июня 2016 года получено официальное уведомление о прекращении торфодобычи. Основанием для закрытия стала убыточность производства: производится около 13 тысяч тонн торфа в год, это не окупает издержки, затраченные на добычу и переработку. 

Фото: Ольга Баскакова.

Глава администрации Некоузского района Сергей Некрутов так прокомментировал ситуацию: 

«Уход из Некоузского района торфопредприятия – это, безусловно, большой удар для всех нас, уходит топливный гигант, гордость района, активный участник экономической жизни всей территории. Это удар не только по экономике района, но и по социальной сфере. На протяжении нескольких лет мы тщетно надеялись, что предприятие сумеет преодолеть кризис, но рынок, есть рынок. Собственнику нужна прибыль, в то время как себестоимость мокеихского торфа оказалась выше, чем на других площадках, в частности в Тверской области. Мы не можем осуждать подобное решение руководства предприятия».

В словах главы администрации, безусловно, есть экономическая истина: никто не будет работать с ущербом для себя. Очевидно и то, что время не стоит на месте – столь нужный в годы индустриализации торф не так востребован без малого век спустя, ведь появляются новые источники энергии. Если раньше развитие территорий во многом определялось наличием железной дороги (только в Некоузском районе вдоль нее в свое время были построены шерстопрядильная фабрика, клеевой завод, кирпичный завод), то сегодня логистических возможностей для организации новых производств на разных территориях намного больше.

Естественно, с закрытием этих трех предприятий экономическая жизнь в районах не остановилась, сравнительно крупные производства существуют. В Некоузском есть ООО «Реал - Сорб», в Брейтовском – «Брейтовская птицефабрика. - Русский век», через Мышкинский район проходят газо- и нефтепровод. Есть, наконец, Северная железная дорога. Кстати, во многом с ней связывает перспективы трудоустройства бывших торфодобытчиков депутат Ярославской областной Думы Александр Тарасенков, которому пришлось закатать рукава и заняться поиском решений:

«Во-первых, необходимо обсудить возможность трудоустройства людей на Северную железную дорогу - при небольших заработных платах там стабильный социальный пакет и бесплатный проезд. Во-вторых, в районе порядка 70 вакансий, и если будет налажено транспортное сообщение, люди могут ими воспользоваться. Кроме того, можно заниматься производством и продажей сельхозпродукции, и буквально на днях я буду обсуждать вопросы сотрудничества с профильным кооперативом».

И все-таки вопросы остаются: и к руководителям (менеджерам) закрывшихся предприятий, и к органам власти районного и областного уровня. Ведь то, что вместо торфа рано или поздно появляются новые и часто более дешевые источники энергии, то, что рентабельность производства здесь оставляет желать лучшего, стало известно не сегодня и не вчера. Естественно, с распадом СССР потребности в поставках шерсти из центральной России за тысячи километров снизились. Но этого следовало ожидать и спрогнозировать много ранее - без специальной экономической экспертизы. Рынок молочной продукции с конца 1990-х годов претерпел значительные системные изменения. И для того, чтобы сохранить сбыт, не потерять (а еще лучше – найти новых) потребителей, заниматься модернизацией, искать рынки сбыта, выстраивать логистику, особых управленческих знаний не требуется. Это прописные истины экономического развития и промышленного маркетинга. Очень сложные и многовариантные, но вполне реальные. Которые были забыты. 

Предпринятые меры оказались малоэффективны, недостаточно глубоко проработаны, делались с ленцой или «для галочки»? Возможные альтернативные направления развития, кластерные и инновационные подходы, диверсификация производства тоже были проработаны недостаточно? В итоге никто не смог помочь мощным когда-то производствам. Речь даже не о выводе их на новый уровень, а просто о сохранении в рабочем состоянии того, что десятилетиями функционировало. Кстати, процесс этот начался даже не в годы перестройки и рыночной экономики: кирпичный завод в Шестихине (Некоузский район), когда-то едва ли не самое мощное кирпичное производство в Ярославской губернии, закрылся еще в 1979 году

Что делать дальше? Выход, наверное, в том, чтобы на экономику небольших удаленных муниципальных районов перестать смотреть с точки зрения яркого прошлого и того, что когда-то было хорошо. Без настальгии смотреть. Нужно учиться жить по иным правилам: новыми экономическими решениями, новыми производствами, новыми подходами. Да, было самое крупное в стране предприятие по добыче торфа. Да, была снабжавшая всю страну шерстопрядильная фабрика. Да, был завод, где делали любимый москвичами и ленинградцами сыр. Было кирпичное производство, из которого строили дома даже в Ярославле. 

Но время теперь другое: рыночная экономика, разнообразие продукции, услуг, ресурсов. Из всего этого разнообразия нужно учиться находить то, что можно выгодно разместить в Брейтовском, Мышкинском, Некоузском районах, что будет востребовано потребителями. Силы и умения для этого, как говорят знающие люди, есть. В то же время, если у наших районов есть ключевые компетенции, приносившие пользу много лет, но при этом пока не хватает знаний, поддержки на верхних уровнях, сил и умений, чего-то еще, то не нужно бояться про это открыто говорить. Учиться, звать на помощь, объединяться, защищать интересы своей экономики и своих жителей до конца.  

 

При подготовке использованы материалы:

«Торфопредприятие уходит». Официальный сайт администрации Некоузского муниципального района. 21 июня 2016 г.

 «Две Мокеихи плясали до упаду». «Северный край». 31 июля 2002 г.

 «Календарь памятных дат». Официальный сайт администрации Некоузского муниципального района. 2 октября 2015 г.

«В Ярославской области закрылось некогда крупнейшее торфопредприятие». Информационное агентство «REGNUM». 21 июня 2016 г.

«На базе ОАО «Мокеиха-Зыбинское» будет организован полный цикл переработки торфа». Портал органов государственной власти Ярославской области. 12 октября 2011 г.

«Пост гнева и печали. История творится на наших глазах». Ольга Баскакова. Страница автора в социальной сети «Фейсбук». 

Пока еще нет ни одного комментария. 

Наш Брейтовский район © - сайт о жизни Брейтовского района Ярославской области.

Справочная информация, актуальные новости, обсуждения.
Функционирует с 2015 года. Версия 3.0
Автор идеи, владелец и редактор: Тутариков Андрей (R)
Адреса для связи: breytovo.info@yandex.ru, breytovo.info@gmail.com
Подробная информация о всех возможных способах связи
Разработка: Кононов Дмитрий
Сейчас зарегистрированных посетителей на сайте: 0 Посмотреть подробнее...
Новостная лента RSS 2.0
Закрыть

Вверх