Предисловие

«Моложский уезд можно назвать, по существу, уездом порубежным – местностью, в которой соприкасались чуждые друг другу и разнообразные влияния», - написал в 1902 г. о территории, куда входили, в том числе, земли современного Брейтовского района, родившийся здесь краевед и публицист Семен Александрович Мусин-Пушкин.

Эта порубежность, которую еще можно обозначить словами «грань», «граница», «между», «рубеж», соприкосновение и пересечение разнообразных влияний и событий повиляло на историю Брейтовского района. Особенность Брейтовского района – всегда быть «на рубеже», «на границе». С одной стороны, находясь «между», сложно самоопределиться, обозначить собственную идентичность, потому что находишься под чьим-то влиянием, сложно отнести территорию к какому-то одному направлению развития, потому что рядом как минимум два других. С другой стороны, эта «порубежность» Брейтовского района сделала его уникальным, непохожим на другие, открывала перед ним особые возможности. Это нашло отражение в истории района – с древнейших времен до наших дней.

Фото: река Сить в районе Прощеного ручья. 

 

Почему районный центр называется Брейтово?

Существует шесть версий происхождения названия Брейтова. Первая группа версий связана со словом «брить», вторая - с распространенным здесь ранее ткачеством, третья – из серии маловероятных.

Самой правдоподобной называют версию, которую выдвинул историк, Санкт-Петербургский полковник военной медицины Константин Озеров. По его оценке, в начале XVII века при впадении реки Сить в реку Молога построили ткацкую фабрику. Работниками набирали «неблагонадежных граждан» не из местных крестьян - воров, разбойников. Их брили наголо, чтобы отличить от живших здесь бородатых мужиков. Брейтово - потому что здесь жили бритые работники ткацкой фабрики.

Тему с бритыми головами поддерживают еще две версии. По одной - владелец соседних земель князь Прозоровский однажды вернулся из поездки в Европу бритым. За это его прозвали Бритым, его мологские наделы – землями Бритого, а людей, здесь живших – людьми Бритого – отсюда Брейтово. По другой, самой старинной - после знаменитой битвы 1238 года на берегу реки Сить победившие монголо-татары взяли власть и стали брить местных жителей, поступивших к ним на службу, наголо, чтобы отличить от своих. Для подтверждения этой версии даже пересказывают старинную легенду: татарский военачальник ходит вдоль русских пленных и говорит: «Брей того! Брей этого!»

Отступая от темы, добавим, что с монголо-татарами связывают название Старого Некоуза: мол, пришли монголо-татары, а брать в плен (Узить) некого. Отсюда и название: Некого Узить – Некоуз.

Впрочем, историческая и лингвистическая правда говорит о другом: монголо-татары войско русскими не пополняли, а если и захотели бы побрить, то назвали бы процедуру другим словом - слово «брить» (древнеегипетского происхождения) появилось на Руси только в XVII веке.

Тему ткачества поддерживают три принципиально иные версии названия. Известно, что в начале XVI века здесь жили лучшие на Руси мастера по узорному шитью, которые назывались «бральи». Отсюда связь профессии и (бральи) и населенного пункта (Брейтово). Другую ткацкую версию выдвинул историк Владимир Голубев. Он считает, что молодой Петр I переселял в эти края мастеров, ткавших парусное полотно для строящегося флота. Им выделяли наделы земли – бренты. Отсюда и название села - Брентово, постепенно превратившееся в Брейтово. Но здесь получилась историческая нестыковка: Петр I стал царем в 1682 г., а первое летописное упоминание села относится к 1613-му.

Еще одно отступление от темы. Эта версия с точки зрения роли Петра в истории Мологского края была бы очень красивой. Именно по знаку Петра в этих местах появилось торговое судостроение, а в стоящем неподалеку городе Устюжна в годы Северной войны он организовал оружейный завод. В Брейтово, получается, строили лодки, на которых везли вооружение, обмундирование, провиант, здесь же шили паруса. И войну Россия выиграла не без помощи устюжинских пушек и палашей, а также брейтовской парусной ткани и речного флота.

Наконец, есть версия совсем нереальная, связанная с фамилией портного еврея Брейтгопфа. Но она тоже не выдерживает исторического сравнения: сослан он сюда в конце XVIII – начале XIX веков, а в летописях село фигурирует с XVII века. И вообще, не слишком ли почетно для одного ссыльного портного называть огромное процветающее село его именем?

Фото: современый указатель на въезде в Брейтово, перекресток дорог на Брейтово, Горелово, Покровское на Сити, Прозорово.

 

Брейтовский район с древнейших времен до 1238 г.

Между реками Молога и Шексна (Молого-Шекснинское междуречье) и на окружающих территориям когда-то находилось ледниковое озеро. Оно образовалось здесь после отступления Валдайского ледника. Постепенно вода промыла Тутаевскую гряду и образовавшаяся река (в будущем – Волга) спустила воды Молого-Шекснинского озера. После этого по его дну потекли блуждающие водяные потоки, сформировавшие современные реки этого района. Изгибающиеся русла рек, множество мелких озер, соединяющие их протоки образовали сложную систему водоемов. Их окружали покрытые лесами речные долины. Не случайно эти места еще с каменного века привлекали племена охотников и рыболовов.

Порубежность территории будущего Брейтовского района начала влиять на его развитие с древних времен, отразившись, в первую очередь, на характере его заселения разными народностями.

Территории между Великим Новгородом (на западе) и Ростовом Великим (на юге) заселялись неравномерно. Южная и западная части - во времена верхнего палеолита (20-18 тысяч лет до нашей эры). Северная часть – позже: массовые находки пребывания человека относятся к мезолиту (9-8 тысяч лет до нашей эры).

Затем эти территории стали местом проживания финских племен. Веси заселили северные земли, центром была Весь Ёгонская (современный соседний с Брейтовским Весьегонский район Тверской области, древнее село Ёгна, что на речке Ёгница, стоит и сейчас). Меря расселились южнее, их центром стало озеро Неро. Таким образом, веси шли к будущим брейтовским землям с севера, меря – с юга. Кроме того, сюда пришли представители славяно-русской культуры - с верховьев Волги со стороны Великого Новгорода (незначительно) и суздальцы – с юго-востока (влияние более заметно) – в XI-X веках. Наконец, на развитие этих мест влияли сталкивавшиеся здесь северно-европейская (нормано-скандинавская) и южно-азиатская (арабско-персидская) культуры.

Порубежность земель будущего Брейтовского района способствовала развитию здесь посреднической торговли уже в древнейшие времена. Именно здесь пересекались тихвинская и шекснинско-белозерская речные системы – главные торговые артерии того времени, соединявшие торговыми путями Балтийское и Каспийское моря. Предположения о развитии торговли подтверждаются письменными  и археологическими источниками. Арабские историки и путешественники Ибн Фозлан, Еазвини, Бакуви, Гамдъ Уллах, Димешк, Якут, Абу-Гамид описывали имевшую здесь место меновую торговлю прикамских болгар с народностью весь. О населявших эти земли финских племенах говорилось в скандинавских сагах и у норманнских историков в рассказах о Азгарде, Асаланде и о завоеваниях Германариха в странах Вась и Вильцов. Еще одним подтверждением имевшей место торговли являются археологические раскопки. В 1870-х гг. археолог – любитель Лев Константинович Ивановский исследовал 15 групп курганов в низовье рек Сить и Себла. Изученные им курганы относят к мерянским языческим, а найденные там предметы (глиняные сосуды, сожженные трупы животных) - к X-XI векам. Найденные здесь монеты (англо-саксонской монета короля Этельреда II (987—1016 гг.) и диргем (динарий) самапидской арабо-персидской династии X века) еще раз доказывают торговую порубежность края.

Поврежденные древние ситские могильники, фото: Николай Сахаров, 1961.

Из книги Сахаров Н. Битва на Сити в летописях, преданиях, литературе. Ярославль, 2008. 

Таким образом, географические особенности и некоторые исторические факты говорят о том, что Брейтово (вне зависимости от того, как оно тогда называлось) могло быть частью Великого Волжского торгового пути IX века. В районе Усть-Шексны (современный Рыбинск) он раздваивался – один шел выше по Волге, другой - через Шексну и Мологу. В те времена на стрелках рек повсеместно устраивали поселения – для отдыха караванов, торговли, пополнения запасов. Слияние Мологи и Сити на месте Брейтова было очень удачным местом для этих целей.

Следует отметить, что создание населенных пунктов в этих местах могло являться результатом государственных действий - «уставления земли» Ярославом Мудрым после подавления восстания волхвов в Суздальской земле в 1024 г. Смысл «уставления» заключался в установлении размера дани и пунктов её взимания – устье Мологи и другие слияния рек были удачными местами. Появление здесь населенных пунктов могло стать результатом усилий княжеской власти по налаживанию управления отдаленной от Киева и Новгорода территорий. Не исключено, что Ярослав Мудрый, определяя места сбора дани, лично проехал и здесь. Источники указывают на то, что путь из охваченного восстанием «Суждаля» лежал из Новгорода по Волге, далее – мимо устья Которосли к Ростову. Соответственно, великий князь не мог проехать мимо устья Мологи.

В 1149 г. земли Моложского (значит, Брейтовского) края впервые упоминаются в летописи в связи с междоусобными приграничными столкновениями. Дружины великого князя Киевского Изяслава и смоленского князя Ростислава вторглись в мологские земли, принадлежавшие суздальскому князю Юрию Долгорукому. В летописи говорится о большом весеннем разливе рек, мешавшем боевым маневрам: «Кони ихъ бродяху по черево и похромаше». В 1207 г. эти земли вместе со всеми ростовскими достались князю Константину Всеволодовичу, внуку Юрия Долгорукого и сыну Всеволода Юрьевича Большое Гнездо. 1218 г. всю северную часть Ростовской области унаследовал его сын Всеволод Константинович. В состав удела Всеволода входили «Молога и страны Заволжские и до Кубенского озера».

 

Битва на реке Сить

Первые сведения государственного значения о землях современного Брейтовского района относятся к первой половине XIII века. Они связаны с вторжением монголо-татар на Русь в 1237-1240 гг. и битвой на реке Сить 4 марта 1238 г. В ней войска владимирского князя Юрия Всеволодовича были разбиты, сам он был убит.

С того времени во многих местах Брейтовского и Некоузского районов вдоль реки Сить сохранились курганы с захоронениями, остатками оружия и обмундирования (всего их более 150 шт.). Один из самых заметных и значительных курганов находится недалеко от села Покровское на Сити в районе т.н. Семеновского городища. Из описания кургана историка Александра Преображенского, обследовавший его в 1853 г.: «верстах в 2-х от с. Покровского - земляной вал длиной более 15 сажен, высотой до 3-х и около 7 сажен в подошве». Местные жители рассказывали о многочисленных находках «человеческих костей и старинного оружия».

К сожалению, проведенные здесь раскопки конца XIX века и 30-х годов XX века и научные изыскания (чаще всего – бессистемные) пока не позволили найти историческую истину. С большой долей вероятности можно говорить о следующем: битва произошла в трех местах на территории двух современных районов – Брейтовского и Некоузского:

  1. в районе селений Могилицы и Божонки (битва полка Дорожа);
  2. в районе Станилово - Юрьевская - Игнатово -- Красное (битва центрального полка под командованием Юрия);
  3. в районе Семеновское - Игнатово - Покровское (самая ожесточенная битва с участием полка правой руки, запасного полка, части центрального полка, посланного Юрием на помощь).

Фото: предполагаемое место битвы в районе Семеновское - Игнатово - Покровское.

У князя Юрия, предположительно, было около 15000 воинов, более половины составляли плохо обученные ополченцы. Крестьяне тоже участвовали в битве, но они были в лучшем случае с вилами и топорами. У монголо-татар во главе с Бурундаем во всех отрядах, участвующих в битве, было не менее сорока тысяч всадников.

Как известно, в конце 1237 г. князь Юрий (после взятия татарами Рязани, Коломны и Москвы) ушел из Владимира на северную грань своих владений, где собирал новое войско. Оно должно было состоять из собственных сохранившихся отрядов, воинов Святослава Юрьевского и Ярослава Переславского. Путь воинов Святослава шел через Мологу и Красный Холм, Юрий шел через Углич – Мышкин – Некоуз. У села Станилово они встретились в ожидании Ярослава. Судя по всему, бой ими предполагался не здесь, а ниже по Сити.

Предполагается, что татарами были тщательно разработаны планы захвата Переславля, Ростова, Ярославля, Твери, Торжка, Вологды, Галича (который не смогли взять) и Ситской битвы. Основные силы хана Батыя, пройдя Юрьев-Польский, уничтожили в течение пяти дней Переславль-Залесский и, преодолев 200 километров за двое с половиной суток, приступили к штурму Твери. Поэтому князь Юрий ожидал нападения со стороны Твери через Бежецк и Красный Холм. Он ошибочно считал, что у Батыя там сосредоточены основные силы. На самом деле все оказалось иначе. Для взятия Ростова Великого, Ярославля, Вологды, Галича и разгрома войск князя Юрия на Сити Батый отправил 50000 всадников Бурундая. Ростов был взят 20 февраля 1238 г., затем отряд разделился. Бурундай с основными силами пошел на Углич, там он снова разделили силы – появились два оперативных отряда для нападения на русских у Сити. Первым оперативным отрядом командовал Бурундай, отряд шел от Углича на село Воскресенское на Сити, второй от Углича на Мышкин - Некоуз - Лацкое - Семеновское, с отделением в Некоузе меньшей части отряда на Станилово. Третий отряд ушел брать Ярославль, чтобы потом присоединиться к основным силам и напасть на князя Юрия с севера и северо-востока (пройдя по Волге, реке Мологе в устья рек Сити и Удрусы).

Поскольку все отряды подошли без спешки, скрытно и действия их были согласованы, то больших интервалов между сражениями в разных местах не было. Первым надо считать разгром трехтысячного полка Дорожа под утро 2 марта 1238 г. Нападение случилось, когда воины русского полка находились в крестьянских избах селений Могилицы и Божонки.

Ярославский отряд монголо-татар, пройдя безлюдную местность устья Сити, напал на район селений Черкасово, Иван-Святой, Брейтово, Остряковка. Одновременно некоузский отряд Бурундая напал на обозы в Княгинине и Семеновском и начал громить их укрепления. Запасный полк русских первым после полка Дорожа принял удар при следовании на помощь к селу Семеновскому. Возможно, князь Юрий дал команду, а скорее, командир третьего полка правой руки сам направил часть своих воинов на помощь к Семеновскому через Сить. В это время северный отряд монголо-татар напал на Великое Село, окружил его и уничтожил (Великое Село – между Брейтово и Покровским на Сити после этого так и не возродилось),а затем ударил по полку правой руки в Покровском и начал теснить воинов на лед. С другого берега - от Княгинино, Семеновского и рядом стоящей деревни Игнатово - тоже стали теснить русских воинов на лед.

Превосходящие силы Бурундая окружили русские войска по частям, сжимая кольцо, и к вечеру полностью уничтожили оба полка. Центральный - во главе с князем Юрием, в районе Станилово - Юрьевская - Красное, и северный - в районе Семеновское - Игнатово - Покровское. Князь Юрий погиб в деревне Юрьевская.

Позже появилось несколько версий битвы. Первая указывает на то, что Юрий отступил в местные непролазные леса, чтобы перевести дух, пополнить запасы и собрать рать. Здесь его застали врасплох, он был разбит. Вторая говорит, что ослабленный предыдущими сражениями Юрий просто убегал от превосходящих сил врага в эти отдаленные места, но скрыться не удалось. По третьей версии поражение русских войск не признается: князь убит, значительная часть войск разгромлена, но капитуляции не последовало. Ведь весной 1238 г. монголо-татары ушли и больше сюда не возвращались, не пошли они и дальше - в Псков, Смоленск и Великий Новгород, настолько они были истощены и ослаблены после победы на Сити.

Ясно одно: Брейтовская земля в начале XIII века вновь стала пограничной: все, что стояло до реки Сить, подверглось нападению, было разорено. Территория за Ситью не испытала разорений, не была захвачена. Пограничная роль Брейтовской земли проявилась еще и в том, что поражение стало разгромом военных сил Северо-Восточной Руси, которая с этого времени попала на 2,5 столетия под татаро-монгольское иго. В то же время это было, по сути, первым сражением, которое дали русские князья татаро-монгольским захватчикам.

 

Брейтовский район в XIV – XVII веках

Для Брейтовского края 1238 г. стал единственным, когда он подвергся нападению монголо-татар. В последующие годы отсутствие угрозы новых разорений привлекло сюда население, бежавшее из центральных районов княжества. В XIV веке приток усилился, поскольку эти земли обошли стороной эпидемии болезней. С этого времени они  все чаще появляются на страницах летописей. Причина – возросшее значение реки Мологи как транспортного и торгового пути.

При этом, как и в ранние времена, край выступал гранью, только теперь не между ростово-суздальскими и новгородскими владениями, а между московским и тверским княжеством. Постепенно торгово-порубежное значение этих земель уступило место другим: в XIV-XVII веках главным становится ткачество. Можно сказать, что Брейтовская земля в те времена стала «столицей ткачества». Этому по-прежнему способствовало её выгодное географическое положение. По реке Сить из окрестных селений от крестьян приходило сырье – лён. По Мологе и далее по Волге готовые изделия отправлялись в Москву. Успешному развитию текстильного производства способствовала так называемая «Красная дорога». Она шла от Москвы к Холопьему городку (там тоже пересекались две реки – Молога и Удрас). На протяжении XIV-XVI веков в городе действовала крупнейшая в стране торговая ярмарка, позже Иван III перенес её в устье Мологи.

Наличие ярмарки и «Красного пути» указывает на то, что ткачество в Брейтово было развито уже в XIV веке. В начале XVI века в Брейтове жили лучшие в России мастера по узорному шитью. Основными были три специальности: хамовник (ткач), бралья (мастер по узорному шитью), убрусная девка (мастерица, по изготовлению особо нарядных изделий).

С XVI века село располагалось в уделе князей Прозоровских, а вскоре перешло в ведение дворцового приказа Государевой Мастерской Палаты. В расходной книге Казенного дворцового приказа есть запись от 17 ноября 1613 г. о выдаче жалованья работникам хамовного приказа села Брейтово с посадом Воронец Тимонинского стана. Это - первое подтвержденное летописное упоминание о селе. Какой можно сделать вывод из этой записи? Во-первых, это была дворцовая слобода. Потому что Казенный приказ - это царская казна, деньги из нее тратились исключительно на существование царского двора. Во-вторых, к началу XVII века Брейтово и стоящее рядом Черкасово стало ткацкой столицей России, поставлявшей ткани, прежде всего, на нужды царского двора. Здесь трудились ткачи – ремесленники, здесь - как нигде лучше - было развито хамовное (текстильное) производство.

В 1626 г. в Москве создали Государеву мастерскую палату с целью наблюдения за царскими одеяниями и мастеровыми, их производившими. Из палаты ежедневно выдавали и обратно принимали под расписку одежду, которую надевал царь и его приближенные. Представить царя, получавшего одежду под расписку сложно, но зато теперь брейтовские ткачи-хамовники стали получать жалованье. Это сделало местных ремесленников и Брейтово богатым и зажиточным. Сей жест со стороны Государевой мастеровой палаты означал одно: брейтовскими мастерами дорожили – они  были не только единственными в России,  кто изготавливал облачения для царя и Русской православной церкви, но и лучшими

В 1652 г. хамовников в Брейтове было 557 человек, в 1678 г. – 645 человек. В 1669 г. здесь построили «Семеренный двор» – помещение из семи срубов, где рабочие занимались государственным хамовным делом – ткачеством. Со временем над «Семеренным двором» был надстроен второй этаж. Вот как описано это уникальное по тем временам сооружение в переписи брейтовского населения и ремесел 1670 г., проведенной по указанию царя Алексея Михайловича: «Двор семереный, на нем построен тройня, да три двойни, да одинокая изба, двор приказчиков. Да в селе Брейтове шесть лавок, а в них продают нитки, иголки, булавки, колечки, сережки и бисер».

К концу XVII века в Брейтове осуществлялось около двадцати видов ткацких работ: пряжа двойных и тройных полотен, скатертей двойных и тройных, различные виды тканья, вышивания, бердное дело и другие. Пряли на дому, а ткацкие работы велись на «Семеренном дворе». Изделия отправлялись на лошадях зимой в Москву. Они не предназначались для продажи, а шли только на нужды царского дворцового хозяйства.

Около трех сотен лет хамовное село Брейтово поставляло царскому двору ткацкие изделия. В конце XVII - начале XVIII веков это стало приходить в упадок, главная причина – из ткацкой повинности работа превратилась в постоянный (малоэффективный) крепостной труд. Многие хамовники были вынуждены бросать дома и семьями уходить в новые места, где можно было работу. В 1696 г. воевода Брейтова сообщил в приказ Государственной Мастерской Палаты: «Многие хамовники и хамовницы от хлебной скудости идут врозь». Тем более, спрос на них был в столице - искусных брейтовских мастеров зачастую целыми семьями переводили в Москву, в Кадашевскую слободу.

Кадашевский хамовный двор, где осели многие брейтовские ткачи. Акварель Ф.Я. Алексеева. Конец XVIII века.

 

Брейтовский район в XVIII веке

На рубеже XVII-XVIII веков местное население преодолело очередной рубеж, переориентировавшись с ткачества на другие востребованные государством виды деятельности. Семен Мусин-Пушкин даже отметил с долей пафоса, что «новая жизнь, новые задачи предстояли этому краю, ставшему центральным в государстве Петра I и встрепенувшемуся всей наиспособнейшей частью своего населения на мощный призыв к работе Царя-Преобразователя». Основанный Петром Санкт-Петербург требовал огромного количества работников, продуктов питания, стройматериалов. Их везли по Волге, ниже Рыбинска река была полноводной - в нее впадали Шексна и Молога. А вот выше - мелкой. Грузы приходилось перегружать с тяжелых барж на мелкоосадочные суда и барки. Изготавливать их стали на землях нынешнего Брейтовского района.

Начало транспортному судостроительному делу этих местах Петр Первый заложил в лично. В 1712-1716 гг. он несколько раз бывал здесь, прокладывая маршрут Тихвинской системы каналов. На территории Мологского уезда, в частности, изучал проток Шексны – реку Пушму, планировал соединение каналом Шексны и Мологи. В селе Иловна он поселил иностранных шкиперов, чтобы они обучали местное население транспортному судостроению и управлению судами, в нескольких волостях был организован промысел: Прозоровской, Брейтовской, Покровско-Ситской, Янской, Леонтьевской, Иловенской и Боронщнинской.

Особенно в деле судостроения преуспели жители Прозоровской и Покрово-Ситской (сицкари) волостей. Сделанные сицкарями полубарки могли перевезти около 60 000 килограммов груза, а барки – почти 150 000 килограммов. Длиной барка была без малого сорок метров, шириной – восемь с половиной, а осадкой – меньше метра. За один сезон сицкари строили несколько сотен лодок, которые затем шли с грузами в Санкт-Петербург. Были они одноразовыми – обратно гнать пустыми невыгодно, их разбирали на дрова.

Фото: макет барки, Рыбинский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник.

В XVIII веке постепенно формируется своеобразная экономика края, которая просуществовала до 30-х годов XX  века. Здесь никогда не существовало крупной и средней промышленности, но активно развивались промыслы. Центром торговли при этом был не столько уездный центр Молога, сколько окрестные села – Брейтово, Некоуз, Лацкое, Прозорово.

Село Брейтово в середине XVIII века получило нового владельца. Между 1741-1761 гг. Императрица Елизавета Петровна – дочь Петра I, подарила Брейтово и окрестные деревни в помещичье владение через пожалование графу Ивану Иванович Шувалову – брату фельдмаршала и сенатора Петра Шувалова. Он был одним из ответственных при царице за науку в Империи, его  стараниями в Москве был учрежден Ломоносовский университет, а в Санкт-Петербурге - академия художеств. Шувалов был другом Михаила Ломоносова, всячески покровительствовал ему. А еще до этого он был одним из главных участников дворцового переворота 1741 г., приведшего Елизавету к власти. Земли ему были переданы за заслуги перед страной лично императрицей.

Впрочем, во владении Шувалова Брейтово пробыло недолго – до 1797 года. Когда он умер, земля перешла княгине Прасковье Иванове Голицыной – его родной сестре. Особого желания заниматься доставшимся хозяйством у нее не было, на её земли были другие претенденты - богатейшие землевладельцы того времени – Мусины-Пушкины. Соседский помещик Иван Яковлевич Мусин-Пушкин при любой возможности старался прирезать себе принадлежавшие крестьянам земли. В это время в истории Брейтово случилось знаменательное событие. 8 июня 1798 г. проездом из Казани в Санкт-Петербург здесь побывал император Павел I. Правда, изначально останавливаться здесь он не планировал.

Этот визит подробно описал русский поэт и писатель, уроженец Любима Ярославской губернии Леонид Николаевич Трефолев в историческом очерке «Путешествие императора Павла I по Ярославской губернии». Первоначально планировалось, что император поедет по другому маршруту через Ярославль, Рыбинск, село Березино и далее до Устюжны. Но это  было рискованно – зимой там была дорога, летом же «царское шествие» могло утонуть в болотах. Губернское правление постановило отправить землемера для поиска более подходящей дороги, он подтвердил необходимость смены маршрута: от Рыбинска в Мологу, далее через Дубец, Брейтово, Горино (все Мологского уезда) на Весьегонск. Павел маршрут утвердил. С наступлением весны власти занялись организацией ремонта дороги. На работы согнали крестьян не только из Мологского, но и из других уездов. Они строили мосты, клали гати, рыли водоотводные каналы.

4 июня 1798 г. Павел прибыл в Ярославль, затем в Рыбинск, где остановился всего на пару минут. Вечером 5 июня Павел прибыл в Мологу, через Волгу его переправили на катере с четырнадцатью гребцами, свиту - два парома, две лодки и баржа. Павел находился в хорошем расположении духа: пожаловал офицеру, ответственному за перевоз, золотые часы, а гребцам – 100 рублей на водку. У Мологской заставы Павла встречал городничий Глебов, в его доме был устроен и царский ночлег. Затем Павел отправился в сторону Брейтово.

Здесь произошла история, которая в рапорте мологского земского суда классифицируется как «возмущение крестьян». Трефолев по этому поводу замечал: «Возмущения никакого не было, но официальные бумаги XVIII века, как и позднейшие, всякую просьбу крестьян называли бунтом и возмущением». Причина возмущения скрывалась в смене положения крестьян. Из казенных (принадлежавших государству) они стали помещичьими. К помещику перешла и их земля со всеми угодьями. Хозяином этих земель все активнее показывал себя Иван Яковлевич Мусин-Пушкин. Крестьяне решили воспользоваться приездом императора, чтобы принести жалобу на обидчика.

Об этом узнали чиновники, посланные мологским предводителем дворянства устраивать в Брейтово царский стол. Они решили «вразумить» крестьян, но напрасно. Узнала о намереньях крестьян и царская свита, но и её попытки уговорить крестьян не беспокоить императора «по пустякам» с обещаниями уладить конфликт между собой успеха не принесли. Один чиновник из царской свиты схватил палку, стал отгонять крестьян от дома, где обедал Павел, но тот услышал шум и вышел на крыльцо. По другой версии, крестьяне построили в Брейтове специальный «столовый дворец» для угощения императора. А, узнав, что тот едет мимо, собрались на тракте. Когда императорский кортеж стал приближаться к селу, они перекрыли дорогу и стали требовать разговора.

При появлении Павла крестьяне упали на колени и стали просить, чтобы вернули отобранные у них земли. При этом жаловались крестьяне не только на Ивана Яковлевича Мусина-Пушкина, но и на его дальнего родственника – уездного предводителя дворянства Александра Семеновича Мусина-Пушкина, который отвечал за подготовку маршрута царского визита и, по мысли крестьян, умышленно задумал не показывать брейтовский «столовый дворец».

Павел сказал, что земля следует тем, кто ею владеет, то есть помещику, а уж его дело уладить вопрос с крестьянами и соседями. Зная заслуги Мусиных-Пушкиных перед Отечеством, просьбам крестьян он не внял, приказал крестьянам разойтись, но они продолжали шуметь и просить о земле. Тогда Павел пригрозил избить жалобщиков палками, ездовые оттеснили их от дороги, и император уехал.

Инцидент остался без последствий, высочайшего гнева не последовало, и даже палку, обещанную Павлом, в ход не пустили. «Брейтовские крестьяне, – пишет Трефолев, – должны были считать себя счастливыми уже по одному тому, что они остались целы и невредимы».  При генеральном межевании земель Ярославской губернии Мусиным-Пушкиным (Ивану Яковлевичу и затем его сыну Алексею Ивановичу) удалось отсудить у брейтовских крестьян часть земли, которой они владели еще по приказу царя Михаила Федоровича. А в истории после того, как Павел не посетил построенный для него в Брейтово «столовый дворец», остался царский афоризм: «Где я – там и дворец».

В 1777 г. в России началась реформа по административному делению уездов на мелкие поселения – волостные центры. Брейтово стало волостным центром Мологского уезда Ярославской губернии. Волость была самой большой в уезде - и по территории, и по количеству жителей, отличалась развитым сельским хозяйством, народными промыслами и уже тогда отходничеством – временным уходом крестьян на заработки в другие города. В состав волости вошло 70 селений, позднее она была разделена на 13 крестьянских обществ: Базыковское, Брейтовское, Дуденевское, Збудовское, Лопатинское, Маниловское, Новинское, Ножевниковское, Озерищинское, Сулацковское, Тимонинское, Трезубовское и Черкасовское общества. Кроме того, в составе волости были населенные пункты, не входившие в общества, например усадебные села Борисоглеб, Мусино и Екатерининское.

В эти годы здесь зародилась ярмарочная торговля. Документ конца 1700-х гг. гласил: «Ярмонка в день усечения честные главы Иоанна Предтечи. Брейтове земля иловатая, хлеб родится посредственный, сенныя покосья хорошие, лес строевой и дровяной, крестьяне состоят на оброке». Ярмарка проходила на лугу, который разделял два села - Брейтово и Черкасово.

Брейтово, Черкасово и другие населенные пункты Брейтовской волости Мологского уезда на карте Ярославского наместничества 1794 года. 

 

Брейтовский район в XIX веке

В 1802 г. село Брейтово за 200 тысяч рублей государственными ассигнациями было продано сенатору, тайному советнику, камергеру Василию Николаевичу Зиновьеву - шурину князя Григория Орлова, который был фаворитом Екатерины II. Зиновьевы стали вторыми после Мусиных-Пушкиных землевладельцами в уезде. Кроме Брейтова, им принадлежало Черкасово, Трухово, Конюхово, Филимоново, а также деревни вверх по Сити – Базыки, Турбаново, Высоково. Всего в этих деревнях было 524 дома, в которых проживало 1663 мужчины и 1723 женщины.

У Василия Николаевича Зиновьева было 18 детей, один из них – Николай, который вошел в историю главных рубежных событий государственного значения. Известный государственный служащий генерал-адъютант  Николай Васильевич Зиновьев дал брейтовским крестьянам вольную. Это произошло по одной версии в 1857 г., по другой – в 1858-м. (общероссийская реформа по отмене крепостного права произведена в 1861 г.). За это крестьяне установили своему бывшему владельцу в знак благодарности памятник в центре Брейтова. В советские годы памятник был снесен и выброшен, когда Брейтово затопили водами Рыбинского моря, он пропал, но в 1999 г. местными активистами был найден и восстановлен.

Получив свободу, крестьяне стали активно заниматься торговлей, открывать магазины, трактиры, кузницы и мастерские. К концу XIX века Брейтово стало большим торговым селом. Здесь работало пять чайных, три кабака; торговали лошадьми, лесом, изделиями из льна, работали мелкие ярмарки, на которых продавались продукты и изделия как местных, так и привозных ремесел. Крупные ярмарки в Брейтове организовывались 24 июня и 23 сентября, они лишь немного уступали мологским. Крупные ярмарки также проходили в селах Прозорово и Горелово.

Ярмарка в селе Горелово. 1910-е гг. Фото из книги Молога. Земля и море. Рыбинск, 2007. 

Впрочем, однозначно говорить о благополучии брейтовских крестьян в начале XX века не приходится. Вот что писала газета «Северный край» в 1904 г.: «Прошедший год среди крестьян Брейтовской волости оставил не очень хорошие воспоминания. Теплая, но сухая весна и маловодье рек мало способствовали урожаю сена, что крайне неблагоприятно отзывается на благосостоянии и без того незажиточных крестьян. Даже в самое благоприятное лето крестьяне не могут похвастаться хорошими урожаями. Недостаток хлеба и сена ощущается каждый год. Это вполне понятно – нет у нас хороших лугов и пустошей, нет хороших выгонов для скота и даже дров. И это в Мологском уезде, изобилующем хорошими лесами. Одно название – крестьянин, а своего, собственного, мало. Что имеет, все куплено: хлеб, сено, дрова, ягоды и грибы. Крестьяне некоторых деревень стараются выбираться из такого положения покупкой земли мелкопоместных господ и травосеянием. Так, в последнее время кое-где в виде опыта начинают засевать клевер. Приобретение господских земель не всегда выпадает на долю крестьян ввиду дороговизны продаваемой земли и конкуренции со стороны лиц других сословий… Отхожими промыслами крестьяне не занимаются и ремесел никаких не знают. Между тем с уверенностью можно сказать, что ремесла привились бы у нас хорошо и могли бы доставлять крестьянам хороший доход. В особенности же слесарные и столярные изделия при оживленной торговле в Брейтове имели бы обеспеченный сбыт по выгодным ценам».

На развитие экономики Брейтовского района в XIX веке повиляли еще два важных пограничных события. Первое – открытие в 1811 г. Тихвинской водной системой (соединившей Рыбинск и Санкт-Петербург). Второе – пуск поблизости в 1870 г. железной дорогой (Рыбинск – Бологое – Санкт-Петербург). Активно развивалась деревообработка и отхожие промыслы. Уезд вел торговлю лесом и дровами. Прежде всего, это касается Покрово-Сицкой волости. В Брейтовской волости мастеровые занимались производством мебели, которая расходилась по территории уезда. Здесь же занимались тележным и корзинным промыслом. До революции 1917 г. в уезде существовал промысел плавки железа. Руду добывали в болотах, плавили на древесном угле, сырье для выжигания давали богатые местные леса. Из полученного железа делали сохи, лопаты, топоры, косы, гвозди и котлы. В нескольких волостях уезда делали древесный уголь.

Сицкари, жившие на территории волости, достигли особого совершенства в лесных промыслах. «Сицкаря топор обувает, одевает и кормит», «сицкарь с топором, что казак с конем» - говорили про них. Это касалось постройки барок, на которых грузы перевозили в Санкт-Петербург, строительства жилья и деревообработки. Несмотря на упадок судостроения к концу XIX века, объясняемый удорожанием леса и снижением движения по Тихвинской речной системе, целый ряд селений сицкарей по-прежнему занимался судостроением. Кроме того, они гнали деготь, делали лопаты, колоды, разнообразную посуду. Её покупали заготовители из Москвы и Ярославля, оптом отправляли в Рыбинск, Ярославль, Ростов, Кашин, Бежецк и другие города. Когда в 1870 году открылось железнодорожное движение Рыбинск – Бологое, ступы и кадки отвозили на станцию Харино (будущий Новый Некоуз), оттуда вагонами отправляли в Москву и Петербург. В начале XX века на первое место вышло плотницкое отходничество в города Верхнего Поволжья. Из одной только Сицкой волости до 2000 человек уходило каждый год для строительства домов в другие районы.

Количество жителей в Брейтове постоянно колебалось. По данным Российского государственного военно-исторического архива за 1837 г. в селе было 123 двора, в них проживал 761 человек (369 мужчин и 392 женщины). В 1859 г. количество дворов сократилось до 95 дворов и 501 человека (247 жителей мужского пола и 254 женского). По данным Мологского уездного статистического общества от 1 января 1914 г. в Брейтове было 110 дворов и 695 жителей. Крестьяне, живя на заработках «на стороне», чувствовали себя свободнее, поэтому сельская молодежь сильнее стремилась в города. Но Брейтовская волость взамен уезжавшим получила пополнение: в начале XX века сюда пришли эстонцы и латыши, появились эстонские хутора – Ягодные, Куракинские, Ивановские, деревни Бекрень и Валгус.

6 декабря 1896 г. в Брейтове открыта первая в Мологском уезде бесплатная народная библиотека-читальня. Одним из организаторов был земский деятель Иван Александрович Ошанин – отец известного в будущем советского поэта-песенника Льва Ошанина. Началом организации бесплатных народных библиотек на территории современного Брейтовского района следует считать обращение Комитета грамотности в июле 1894 г. в Мологское уездное земское собрание. В обращении говорилось: «…заботясь о развитии начального народного образования, было бы нецелесообразно и экономически невыгодно оставлять на произвол судьбы те миллионы грамотных людей, которые уже созданы начальной школой. Пробуждённая школой любознательность настоятельно требует удовлетворения, и это удовлетворение необходимо дать ей. Только тогда можно будет сказать, что вынесенная из школы грамота вполне использована и представила населению возможность приобрести то знание, которое послужит в его руках верным залогом умственного, нравственного и экономического прогресса. Учреждение бесплатных народных библиотек представляет одно из самых лучших средств достижения намеченной цели… Несомненно, что этим важным образовательным учреждениям предстоит самая блестящая будущность, и что земства создадут для них такую же правильную организацию, какая уже создана им для народной школы. Для ближайших земских собраний устройство библиотек представляется таким же капитальным вопросом, каким для земских собраний 60-х годов было устройство народных училищ…»

Откликаясь на это обращение, Мологское уездное собрание приняло решение об устройстве в уезде четырёх бесплатных библиотек–читален. Их намечено было организовать в крупных сёлах: Боронишине, Брейтове, Веретее и Некоузе. Первая из них открылась в Брейтово. На содержание библиотеки крестьяне волости решили ежегодно собирать по 40 рублей, жители самого Брейтова – 25. Также поступали взносы по два рубля от «членов-соревнователей» попечительства и пожертвования частных лиц. Из этих средств было установлено жалованье библиотекарю – 36 рублей. За первый год существования библиотека приобрела 779 экземпляров книг на сумму 435 рублей, выписала газеты и журналы «Русский паломник», «Вокруг света», «Свет», «Нива», «Деревня» и приобрела оборудование. В 1901 г. в нее был записан 231 человек, книгами пользовались читатели из 42 сел и деревень. Библиотека работала ежедневно с 10 до 19 часов, кроме праздничных дней, когда была открыта на 4 часа. Книги выдавались на три недели. В библиотеке имелась читальня. Её услугами читатели имели возможность пользоваться по воскресеньям, средам и пятницам с 12 до 16 часов. При библиотеке был создан попечительский Совет, состоящий на момент открытия из семи «действительных членов» и шестидесяти двух «членов соревнователей». Среди них были люди различных сословий: дворяне И. А. и М. Н. Ошанины, А. А. и В. В. Мусины-Пушкины, представители духовенства, купцы и крестьяне, медицинские работники, мещане.

В середине 1880-х гг. в Брейтове открыли больницу на 26 коек, лишь немного уступавшую мологской. Стоимость строительства была оценена в 8000 рублей. В 1902 г. для улучшения медицинского обслуживания был куплен двухэтажный деревянный дом для размещения амбулатории и аптеки. В 1907 г. в Брейтове был открыт Народный дом – по типу современного дома культуры. В волостном центре работали правление, церковноприходская и земская школы.

Село украшали два величественных храма. Сначала в 1767 г. на средства прихожан построена каменная холодная церковь Иоанна Предтечи с колокольней и каменной оградой. А в 1887-м рядом началось строительство теплой каменной церкви во имя Рождества Пресвятой Богородицы.

Фото: Брейтово в конце XIX века. 

30 августа 1911 г. Брейтово посетил будущий Патриарх Московский и Всея Руси архиепископ Ярославский и Ростовский Тихон. Целью его визита было не только обозрение храмов епархии, но и открытие на главной площади Брейтова памятника царю-освободителю Александру II в честь 50-летия освобождения крестьян (первый памятник в честь освобождения крестьян здесь был открыт здесь раньше, это памятник Николаю Зиновьеву).

Для более интенсивного развития не хватало современной транспортной системы, которая проходила бы непосредственно по территории волости. Еще в 1902 г. Семен Мусин-Пушкин заметил, что «для края нужны улучшения пути сообщения, которые связали бы его с центром и окраинами и возвратили бы прежнее значение местности, лежащей на бойком торговом перекрестке… Еще желательнее узловая линия железной дороги от Устюжны и Весьегонска к Рыбинску через город Мологу…»

В 1914 г. было принято решение о таком строительстве. В 1915 г. инженер В.Д. Сахаров провел расчеты и изыскательские работы, по которым был определен следующий маршрут: Рыбинск – южная окраина Мологи – р. Сить (в районе села Покровское на Сити) - Овинище – Пестово – Кабожа – Хвойная – Будогощь – Мга – Санкт-Петербург.

По территории Мологского уезда была расчищена трасса,  в полосе отчуждения шириной около 20 саженей (45 метров) вырубили лес, на нескольких участках засыпали песок, уложили железнодорожную колею. Параллельно трассе проложили грунтовую дорогу – времянку. Лес и деловая древесина шли на шпалы, строитель­ство мостов (через ручьи и небольшие реки положили деревянные мосты), а бревна тоньше пяти вершков (22 см) – для бараков и подсобных помещений. На будущих станциях (в т.ч. в деревне Торонково, близ деревни  Борисовка Брейтовского уезда) были построены здания железнодорожных вокзалов.

Революция 1917 г. изменила проект высокой степени готовности. Перенос столицы в Москву, гражданская война и экономическая разруха сняли необходимость строительства еще одной железнодорожной магистрали до Петрограда. Кроме того, возникли строительные проблемы, возможно, из-за ошибки при прокладке маршрута. Нужно было строить два моста – через Волгу у города Молога и через Сить у Покровского. Рельеф местности у Сити оказался столь сложным, что потребовались значительные дополнительные средства и время.  И если мост через Волгу все-таки начали строить, то к ситскому так не приступили.

 

Брейтовская советская волостная республика

Начало XX века в России ознаменовалось тремя революциями. На брейтовской земле они были приняты по-разному. Их результаты тоже по-разному повлияли на жизнь территории.

Вести о Первой русской революции 1905-1907 гг. пришли в Мологу спустя десять дней после «кровавого воскресенья» в Санкт-Петербурге. Учительница Мологской приходской школы Анна Николаевна Блатова объявила траур по погибшим, прекратила занятия и распустила ребят по домам. К вечеру об этом знал весь город. Шестерых преподавателей вместе с Блатовой арестовали и выпустили только через четыре дня. Что касается брейтовской земли, сюда революционные события дошли к лету 1905 г., когда здесь начались крестьянские выступления. В ноябре 1905 г. мологский исправник докладывал губернатору, что крестьянские беспорядки в уезде после издания царем «манифеста 3 ноября», объявившего об отмене выкупных платежей, не только не прекратилась, но, наоборот, усилились, и просил прислать из ярославского гарнизона в его распоряжение две роты солдат.  Борьба крестьян выражалась в порубке помещичьего и казенного леса, потраве и свозу сена с помещичьих лугов, отказе платить налоги. Весна 1906 г. ознаменовалась новой волной крестьянских движений в уезде, причем самые крупные произошли именно в Брейтовской волости. Для того, чтобы уладить спор между помещиками и крестьянами, сюда выезжала уездная полиция, прокурор, вице-губернатор, жандармский офицер с пешими и конными стражниками, была вызвана казачья полусотня из Мологи. Вырубленный лес заставляли свозить в экономию помещиков, но репрессии не помогли навести порядок. Крестьяне, сговорившись деревнями, не платили повинности, косили и увозили к себе помещичье сено.

Фото: Брейтово в феврале 1917 г. 

Февральская революция прошла в Мологском уезде достаточно спокойно. Она отправила в отставку императора Николая II, привела к власти Временное правительство. Одной из первоочередных задач стал созыв Учредительного собрания – представительного органа для определения будущего государственного устройства. Подготовкой к выборам занимался уездный комиссариат Временного правительства в Мологе и Брейтовская волостная управа – в Брейтовской волости. Активность выросла к концу весны 1917 г. В первые революционные месяцы крестьянское движение выражалось чаще всего в составлении «приговоров» о том, чтобы земельный вопрос был решен в пользу крестьян. Так, в анкетах, разосланных по волостям Мологским Советом крестьянских депутатов в мае 1917 г., все крестьянские общества высказались  за необходимость отобрать без выкупа казенные, монастырские, церковные, помещичьи земли и передать их в пользование тем, кто сам их обрабатывал.

Постепенно крестьяне перешли от пожеланий по земельному вопросу к практическому его решению. В Брейтовской и Прозоровской волостях крестьяне вырубали лес в одиночку, а в иных местностях и целыми деревнями. Крестьяне деревни Захарьино поднялись против помещика Хлебникова, заявив, что являются хозяевами земли, и засеяли часть помещичьих угодий для себя.

Но в целом обстанвка была спокойнее, чем в центральных районах страны. Особая активность и особенность брейтовской земли проявилась в первые месяцы после октябрьской революции 1917 г. При смене государственной власти в стране Брейтовская волость по-особому проявила себя на границе между старыми и новыми порядками. Установление советской власти на уровне волости произошло впервые в стране, здесь она была объявлена раньше, чем в уездном центре и ближайшем крупном городе Рыбинске. Самостоятельно была создана республика, полномочия которой согласовал лично лидер государства Владимир Ленин.

25 октября 1917 г. в Петрограде власть взяли большевики, Временное правительство было низложено. 2 ноября в Брейтовскую волость пришла телеграмма Мологской земской управы: «Уездная земская управа и служащие, заслушав вопрос о переживаемом моменте, постановили: в случае насилия хотя бы над одним учреждением на почве захвата власти, прекратить занятия. Призываем присоединиться к нашему решению».

Первыми это сообщение прочитали большевики, работавшие в управе. Н.И. Грозный и делопроизводитель М.С. Маслов-Варсягин. До этого он воевал на Первой мировой, вступил там в партию большевиков, вернувшись домой, создал здесь большевистскую ячейку. Ячейка, первой узнав о смене власти, воспользовалась ситуацией. В Мологу был направлен ответ: «…Не разделять точку зрения волостной управы, работу не прекращать, так как это противоречит интересам трудящихся».

9 ноября из Мологи пришла повторная телеграмма, тогда большевики созвали крестьянское волостное собрание, чтобы выяснить отношение к старым органам власти. 19 ноября 1917 г. в Брейтове собрались выборные от 65 сел и деревень. На собрании по предложению Маслова-Варсягина было решено создать Военно-Революционный комитет, который взял под контроль управление волостью. Членами ВРК стали Михаил Маслов-Варсягин из деревни Заручье, Федор Родин из деревни Тимонино, Андрей Чучелов из села Черкасова, Михаил Меднов из Брейтова и А.Новожилов. Собрание приняло постановление: «Поддержать Военно-Революционный комитет и стоять за власть Совета рабочих и крестьянских депутатов, которую и признать единственно законной».

Участники установления советской власти в Мологском уезде (фото из журнала «Углече поле», 2013, №5)

Одним из первых распоряжений Ревкома стал указ о вооружении. У населения отобрали оружие, часть винтовок и патронов прислали из Рыбинских вооруженных мастерских. В здании бывшей земской управы разместился волостной Народный Совет. Сменили вывеску: вместо двуглавого орла – два крест-накрест флага и надпись: «Власть Советов / Брейтовский волостной народный Совет Мологского уезда». Указания и распоряжения всех учреждений волости стали действительны лишь в том случае, если они одобрены Ревкомом.

В соседних волостях, в самом уезде, во многих соседних уездах власть еще находилась в руках уполномоченных органов Временного правительства – уездной управы и комитета «Спасения Родины и революции». От них в Брейтово вновь пришла телеграмма с требованием оказать поддержку Временному правительству и наведению в уезде порядка. Требование было проигнорировано. На втором депутатском заседании ревкому было поручено разработать закон о сельских и волостных Советах и порядке выборов в них. Была принята декларация прав и Конституция Брейтовской волости (конституция РСФСР принята позже - только в июле 1918 года). В Брейтовской конституции было описано устройство суда, охраны, срок выборности правительства (2 года). Новые названия органов власти придумывать не стали, да и опыта их формирования ни у кого не было. Поэтому взяли за основу то, что было в Петрограде. Так появилась Брейтовская республика во главе с председателем совета народных комиссаров.

6 января 1918 г. 170 депутатов, прибывших в Брейтово на очередное волостное собрание, утвердили новый выборный орган власти. Это был феноменальный - первый для новой страны случай создания органа местного самоуправления по инициативе «снизу». Народных комиссаров выбирали тайным голосованием, опуская в ящик шары, найденные в здании волостной управы. Председателем Брейтовского волостного совнаркома избрали Михаила Маслова-Варсягина. Наркомом земледелия стал Николай Грозный, наркомом финансов и народного хозяйства - Павел Сторожев, наркомом юстиции - Николай Тихомиров, наркомом торговли и кооперации - Павел Комиссаров, наркомом просвещения и призрения -  Александр Одинцов. Так впервые в истории России «с нуля» на уровне волости была создана структура местного самоуправления. Уже на съезде были приняты решения о проверке людей, служивших в лесничестве, о прекращении отпуска леса бывшим лесопромышленникам и судостроителям, о понижении наполовину цены на лес для середняков и бесплатном отпуске дров для бедноты, установлены твердые цены на хлеб, отменены все недоимки. Налоги сохранялись только для торговцев, предприятий и крупных домовладельцев. Все это было сделано до того, как советская власть была установлена на территории всего Мологского уезда.

Тем временем факт нарушения политической субординации (в волости советская власть установлена раньше, чем в уезде) стал известен в Петрограде. Однако Владимир Ленин «инициативу с мест» одобрил, и 29 января 1918 г. состоялась его встреча с Масловым-Варсягиным и Василием Посоховым. Ленин передал в Брейтово 5000 рублей денег, пишущую машинку, два мешка политической литературы, печать и штампы. Советская Россия еще не имела государственного герба, поэтому на выданной печати герб заменили слова «Власть Советам!»

«Я на всю жизнь сохранил в памяти ленинскую улыбку и слова одобрения, которыми поддержал он наши дела. Как видно, дорого и приятно было нашему вождю проявление революционной инициативы масс, участия широких слоев населения в управлении государством…», - написал много лет спустя в мемуарах Михаил Маслов-Варсягин.

Несмотря на сложность политической и экономической ситуации, в республике по мере сил поддерживали культуру. Когда одна часть брейтовской делегации общалась с Владимиром Лениным, другая встретилась с его супругой - Надеждой Крупской, входившей тогда в Государственную комисию по просвещению. Она передала в Брейтово примерный Устав общества «Народный дом», помогла с реквизитом для кружка художественной самодеятельности. Народный дом был открыт в бывшем помещении Кредитного товарищества. Начав с меленьких пьес, скоро здесь перешли к постановке больших спектаклей. Так 11 декабря 1918 г. силами учащихся курсов для батраков и бедняков поставили «Девятый вал».

В волости не было пролетариата - главной опоры социалистической революции в городах, поэтому на первый план вышел вопрос о земле. Была распущена волостная управа - прежний орган местной власти, проведена конфискация помещичьих и церковных имуществ и земель. Их разделили между малоземельными и безземельными крестьянами. Были созданы комиссия по учету конфискованного имущества и революционный совет по управлению помещичьими усадьбами. Бедные крестьяне, впрочем, не удовлетворились полученными помещичьими землями, они потребовали и добились урезания участков у зажиточных односельчан - кулаков. В бывших дворянских усадьбах Мусиных-Пушкиных в Алексеевском, Екатерининском и Мусине поселили бедняков. В имении помещика Введенского организовали детский приют, Брейтовское второклассное училище реорганизовали в школу повышенного типа, а в Борисоглебском имении было организовано училище.

Фото: усадьба Мусиных-Пушкиных в Борисоглебе, где было организовано училище. 1930-е гг. 

В организации Борисоглебского училища принимала участие Маргарита Фофанова, член коллегии Наркомзема, профессиональный агроном и специалист по экономике сельского хозяйства, Представитель Наркомпроса, нарком просвещения Луначарский, отвечавший в правительстве за культуру, должен был подъехать сюда позднее. По воспоминаниям Фофановой, приехав в Борисоглеб в августе 1918-го, она была приятно поражена образцовым порядком, царившим в имении. 10 тысяч гектаров земли, три большие племенные фермы крупного рогатого скота, заливные луга – все находилось в образцовом состоянии. Созданный здесь Брейтовской республикой Комитет бедноты во главе с деревенским пастухом отстаивал имение от набегов мародёров. Весь урожай с помещичьих полей был собран до зёрнышка, хранился в добротных закромах. Всё имущество и ценности занесены в особую опись, которую комбедовцы приготовили к приезду представителей из Москвы.

Фофанова и члены Комитета бедноты пришли к выводу, что, при наличии сена и других кормовых запасов, имение должно иметь животноводческое направление. Возник вопрос о подготовке кадров животноводов. Маргарита предложила организовать сельскохозяйственную школу и общежитие для студентов, проанализировала, сколько и каких преподавателей пригласить в имение, какие дисциплины будут читаться, какая нужна литература.  Вскоре было открыто «Борисоглебское сельскохозяйственное училище», реорганизованное в 1926 г. в техникум. В первый же год там обучалось 54 человека – готовили животноводов для хозяйства. Вскоре именно преподаватели техникума при активном участии студентов вывели брейтовскую породу свиней, многое сделали для введения её в колхозное производство.

В июле 1918 г. с принятием конституции РСФСР Брейтовская республика была распущена, став частью Мологского района. Первый председатель брейтовского советского правительства Михаил Маслов-Варсягин перешел на работу в Мологу секретарем уездного комитета РКП (б).

Мирный переход власти к Ревкому в самом Брейтово не характеризовал такую же мирную ситуацию по всей волости (Брейтовской республике). Уже на съезде 6 января 33 селения Поречья с центром в Борисоглебе захотели выйти из волости и уезда и создать собственную Борисоглебскую волость. Но вооруженный ревком не допустил дробления, сепаратистские настроения были подавлены – для управления имением Борисоглеб был создан Революционный совет по управлению имением. В октябре 1918 г. демобилизованные офицеры встали во главе восстания крестьян против произведенной новой властью описи хлебных запасов и злоупотреблений Мологской чрезвычайной комиссии. Они инициировали мобилизацию мужчин 18-45 лет в «народную армию» и обязали сдавать в пользу восставших продукты питания. В Покровском на Сити, Некоузе, Веретее были разогнаны Советы, восстановлены волостные старшины, захвачены железнодорожные станции Харино (современный Новый Некоуз), Шестихино и Маслово. В Покровском служивший там священник Иоанн по просьбам восставших читал молебны об их успехе с призывами к борьбе. Выступление было подавлено только через месяц силами регулярных воинских частей и отрядов ЧК из соседних уездов.

 

Брейтово – советский районный центр

Особенности брейтовской экономики позволили сравнительно легко пережить военный коммунизм и Гражданскую войну. При недостатках промышленных товаров и ослаблении торговли крестьяне обходились собственным производством, вплоть до возвращения к натуральному хозяйству: выращивали овощи, разводили скот для себя и для продажи, пряли лен, ткали на кустарных ткацких станках льняное полотно.

Логично и то, что в годы Новой экономической политики, объявленной в 1921 г., здесь быстро возродилась деловая активность. В уезде восстанавливались мельницы, открывались маслодельные и сыроваренные заводы, пахались запущенные поля, возрождались сельские ярмарки. Накопленный ранее потенциал и сбалансированная система ведения хозяйства позволяли обеспечить себя всем необходимым, продавать излишки. Не хватало только собственного хлеба. Вот как в 1928 г. описывал ситуацию один из крестьян волости: «Нельзя без боли смотреть на ужасную картину деревни. Голодает большая половина населения. Даже середняки, не думавшие, что на рынке хлеба не будет, и те сидят без хлеба. У зажиточных крестьян не меньше… очередь, за ради Христа просят пять фунтов до нового урожая. Едят месетку, которая раньше шла на корм скоту».

В 1929 г. Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет утвердил список районов и их центров по округам Ивановской промышленной области (куда вошла и Ярославская). Мологский уезд разделили на три района – Мологский, Некоузский, Брейтовский с центром в селе Брейтово. В его состав вошли 17 сельских советов (Заянский, Янский, Ветренский, Борисоглебский, Брейтовский, Назаровский, Севастьяновский, Прозоровский, Суминский, Орловский, Сутковский, Тимонинский, Логинцевский, Покрово-Ситский, Семеновский, Больше-Новитский, Филимоновский), 355 населенных пунктов, в которых проживало около 44 тысяч человек.

Началась самостоятельная история Брейтовского района, который, несмотря на все изменения, оставался сельскохозяйственным. Конечно, до статуса ткацкой столицы России начала XVII века было далеко, но льноводство по-прежнему занимало особое место. Одевались в домотканую льняную одежду, в пищу употребляли льняное мало, остатками льняного производства (жмых) кормили скот.

Район с первых лет своего появления снова стоял на границе, накануне новых больших перемен.  Даже брейтовская районная газета в те годы носила соответствующее название – «Перелом».

Начавшаяся в начале 1930 гг. коллективизация полностью  изменила уклад, который сложился на этой территории. Перестали существовать крупные крестьянские хозяйства, мельницы перешли в собственность колхозов, имущество зажиточных крестьян конфисковано: частично стало колхозным, частично – продано. Были практически полностью уничтожены хуторские хозяйства прибалтийских переселенцев. В Брейтовских деревнях имели место бунты, были многочисленные случаи репрессий против кулацко-зажиточных крестьян, а их по статистике начала 1930-х гг. было 6-8% от общего числа приживавших. Следующая волна репрессий прокатилась по району в 1937-1938 гг. Была арестована и расстреляна практически вся политическая и экономическая верхушка: Николай Сокол - секретарь Брейтовского РК  ВКП (б), Николай Павловский - председатель Брейтовского райисполкома, Федор Герасимов - директор Брейтовской машинно-тракторной станции, Иосиф Маковский - управляющий Борисоглебского зоотехникума Брейтовского района. Репрессии затронули и рядовых жителей района. В списке расстрелянных в 1937-1938 гг. оказались и мастер сапожной мастерской деревни Большая Новинка Василий Соколов, и крестьянин - единоличник из деревни Вертлюгово Герасим Тихомиров, и пастух села Семеновское Константин Масленников, всего – несколько десятков человек.

Фото: трудовые будни в брейтовских колхозах. 

Всего в Брейтовском районе было организовано 145 колхозов, на 100 гектаров пашни приходилось лишь 13 лошадей (для сравнения: в Мологском уезде в начале XX века соотношение было 100 га. / 52 рабочие лошади). Требовалась механизированная помощь. В октябре 1931 г. в Брейтове для поддержки сельского хозяйства была организована машинно-тракторная станция, в ноябре сюда прибыла колонна из девяти тракторов «Универсал - 2» производства ленинградского завода «Красный Путиловец». В посевную кампанию 1932 г. район вступил с тракторами. Были созданы передвижные бригады МТС, которые работали во всех хозяйствах района. Все трактористы являлись комсомольцами-передовиками, прошедшими специальные курсы при Брейтовской  МТС. Одному из них -  Владимиру Смелову - 20 марта 1932 г. было выдано свидетельство: «При экзаменационной проверке он показал хорошие результаты и имеет право на управление трактором системы «Фордзон-Путиловец» с присвоением звания «тракториста-рулевого».

В начале 1930-х гг. в Брейтовском районе стало развиваться еще одно направление сельского хозяйства - свиноводство. Первые попытки начались еще в начале XX века, а в 1934 г. с организацией Брейтовского государственного племенного рассадника началась плановая племенная работа. Была выведена особая брейтовская порода свиней, отличающаяся хорошей молочностью, скороспелостью и неприхотливостью. Окончательно порода была утверждена в 1948 г., в 1960-е годы её разводили более чем в 30 областях РСФСР.

20 февраля 1934 г. Президиум ВЦИК постановил: «Объединить селения Брейтово и Заручье Брейтовского района, в один населенный пункт под наименованием Брейтово».

Что представлял собой в то время районный центр?  

…В Брейтово Илья приехал около двенадцати. Выправил в самый центр — это у торгового ряда, где несколько магазинов под одной крышей из листового железа, вблизи церкви. Вдоль магазинов тянется коновязь. К ней Илья и привязал свою лошадь, дал ей травы.

Взгляду Ильи открылась картина тогдашнего Брейтова. Рядом с коновязью стоял столб, на котором висела большая труба-репродуктор — радио слушали с особым вниманием и интересом деревенские, кто так слышал впервые. Напротив коновязи стояла чайная-столовая — двухэтажное здание, сзади которого нечто вроде огороженного постоялого двора, где приезжие на ночь привязывали лошадей. Напротив столовой — двухэтажный необшитый, крашенный но бревнам дом. Это школа. А рядом — обитая тесом почта, тоже двух этажей.

На углу, в сторону теперешнего моря, стоял еще один двухэтажный дом. Низ кирпичный — его занимал склад РПС, а верхний этаж деревянный — сто занимали жильцы, но иногда здесь селились и организации, как, например, паспортный стол. Дом такой же стоял у пожарного депо. Его занимала МТС; вверху — бухгалтерия, внизу — курсы обучения трактористов; туг же был магазин.

Улица была выложена булыжником. Едешь на лошади на колесах, так трясет, что голове больно. По бокам улицы, с обеих сторон, были сделаны на всю длину тротуары-панели тесовые, пешеходы ходили по ним. Здание райисполкома — новое, деревянное, двухэтажное. Кстати, потом оно будет перевезено в новое место, в нынешний центр Брейтова, где бесславно сгорит.

Было в Брейтове две церкви — летняя и зимняя. В одной разместилась мастерская МТС, в другой — склад заготзерна. Между церквей стояли трактора. Чуть пройдешь за столовую, в липах, стояла районная больница. Вот, кажется, и все достопримечательные здания того Брейтова.

Из рассказа «Прощание с Заянием». Автор – А. Коняшев. Молога: Литературно-исторический сборник. Выпуск 2. Рыбинское подворье, 1996.

В начале 1930-х годов в период индустриализации и электрификации страны был разработан проект «Большая Волга». По нему решили связать одной водной системой промышленные и сырьевые районы, обеспечить страну дешевой и доступной электроэнергией, закольцевать все моря европейской части страны. На территории Ярославской области по первоначальному плану 1931 г. ГЭС планировали строить под Ярославлем. Но в 1935-м по решению Совета Народных Комиссаров СССР и ЦК ВКП (б) приняли другое решение – о строительстве двух ГЭС – Угличской и Рыбинской. Создание последней предполагало  затопление нижней части Молого-Шекснинского междуречья. Так развитие государственной экономики оказало переломное влияние на развитие Брейтовского района.

1 января 1937 г. в план Рыбинской ГЭС была внесена кардинальная поправка – уровень водохранилища повысили с +98 до +102 метра, что означало затопление значительной части Брейтовского района. Технический проект утвержден в 1938 г., строительные работы началось в 1940-м.

Проект строительства ГЭС предполагал, что треть сметы пойдет на подготовку ложа водохранилища и организацию переселения и обустройства людей. В реальности переселявшиеся жители получали денежную ссуду, которая не могла полностью компенсировать их расходы на обустройство и потери от переселения, и бесплатный лес. Переселенцы должны были самостоятельно строиться в новом месте. Спешка и нехватка средств не позволяли полностью воссоздать архитектуру перенесенных деревянных домов и быстро построить каменные здания, часто получались безликие жилища без истории. Возникали проблемы во взаимоотношениях между Волгостроем и местным населением. По информации Брейтовского райисполкома за май 1938 г., «в отдел переселе­ния каждый день ходит масса переселенцев - колхозников с жалобами на беззащитное и бюрократическое отношение со стороны отде­ла переноса Волгостроя, отсутствие внима­ния к живым людям, выражающееся в том, что передовые люди, борющиеся за своевремен­ное и плановое переселение колхозов, до сих пор многие из них не получили средств, на­численных колхозникам на перенос их домов, перевозку семьи и имущества первых 50%». Источники сохранили свидетельства отказов жителей от эвакуации. Некоторые чле­ны рыболовецкого колхоза им. Кагановича Брейтовского района в октябре 1938 г. заяв­ляли, что «…переселяться они в 1939 г. нику­да не будут и весной будут производить по­сев яровых, это повлияет на ход переселения колхоза».

В условиях срочного уничтожения подлежащих затоплению лесных угодий возникали и другие роблемы. Так, 16 августа 1938 г. директор Брейтовского лес­хоза Ражев докладывал, что в результате сжи­гания порубочных остатков Волгострой допу­стил лесной пожар на большой площади, пред­ставлявший большую опасность и для водоо­хранных лесов будущей береговой зоны водо­хранилища.

Весной 1941 г. газеты сообщают о начале судоходства по Рыбинскому морю. 

18 ноября 1941 г. введён в эксплуатацию первый гидроагрегат Рыбинской ГЭС. Второй - 15 января 1942 г. Окончательно затопление ложа водохранилища закончилось в 1947 г. Брейтовская земля в очередной раз в своей истории оказалась пограничной, порубежной: половина района оказалась под водой, половина сохранлась. Под воду ушло 58% площадей Брейтовского района. В зону затопления вошли села Брейтово, Борисоглеб, несколько десятков деревень. К 1940 году Брейтово практически полностью было перенесено за зону затопления. Районный центр, по сути, был построен заново, от старого остался лишь один каменный двухэтажный дом. В это время короткая история Брейтова как районного центра могла закончиться - первоначально этот статус планировали передать селу Лацкое.

Люди затопленных деревень и сел переселялись в «верховые» районы Сети и «горские» части Брейтовского района, уезжали в Рыбинск, Тутаев, Ярославль. По возможности в незатопленную часть района перевозили объекты социальной инфраструктуры. Например, заведующая Мологским РОНО Екатерина Копейкина добилась переноса здания Приселковской школы из затопляемого села Леонтьевское в село Горелово с переездом туда из затопляемой зоны династии учителей Петропавловских.

Фото: Затопляемая зона Волгостроя. Луг «Песок» около дер. Согды Брейтовского района до затопления (1937 г.). Бурдин Е.А. Великий исход: начало подготовки территории Рыбинского и Угличского водохранилищ к затоплению (1936-1944 гг.). История науки и техники. 2011. №2.

ФотоЗатопляемая зона Волгостроя. Общий вид д. Согда Брейтовского района, начало затопления.

 

Район в годы Великой Отечественной войны

В годы Великой Отечественной войны Брейтовский район обеспечивал фронт солдатами и офицерами, поставлял продукты и материалы, принимал раненых и жителей блокадного Ленинграда. Из района на фронт ушли 9030 человек, 4446 – погибли или пропали без вести. Среди жителей района, принявших участие в Великой Отечественной, 7 героев Советского Союза и 10 видных военачальников. 600 детей и семей из блокадного Ленинграда нашли приют в Брейтовском районе.

Ленинградские дети в детском доме №125 Брейтовского района.

Фото из книги: Библиотека Ярославской семьи. Великая Отечественная война и Ярославский край. Рыбинск, 2015. 

 

На трудовом фронте между звеньями, бригадами, колхозами Брейтовского района развернулись социалистические соревнования за быстрейшую уборку урожая и досрочную сдачу зерна государству. Вот что писал об этом в областной газете «Северный рабочий» 29 октября 1942 г. секретарь Брейтовского райкома ВКП (б) И. Сухов:

«…Во всех сельхозартелях были введены доски показателей, на которых вывешивались итоги соревнования. Итоги эти, как правило, подводились каждую пятидневку. Стенные газеты, боевые листки освещали опыт передовых людей, призывали колхозников к напряженной работе, критиковали нерадивых, лодырей.

…Сельские партийные организации провели большую работу. Особенно хорошо проявила себя партийная организация Сутковского сельсовета. Ее секретарь тов. Турбина расставила коммунистов на наиболее ответственные участки, оперативно руководила всем комплексом сельскохозяйственных работ. Не случайно колхозы Сутковского сельсовета выполнили государственный план хлебопоставок одними из первых в районе. …Колхозные агитаторы не только несли в массы большевистское слово, но и показывали личный пример самоотверженной работы на уборке урожая. Агитатор колхоза «Красный Октябрь» заведующий Орловским медпунктом тов. Новиков за утро скашивал ручной косой по 0,50 га зерновых. Учительница Брейтовской неполной средней школы тов. Розанова ежедневно на жнитве выполняла полторы нормы.

…С 7 сентября, с первых же дней уборки, на государственные склады стало поступать свежее зерно. Первую квитанцию получил колхоз «Каменка» Покрово-Ситского сельсовета. Этот колхоз (председатель тов. Смирнов), не дожидаясь молотилки МТС, приступил к ручной молотьбе, и в течение 8 дней выполнил обязательства по сдаче зерна государству. В начале заготовок мы встретились с рядом трудностей. Не хватало складов для зерна, поступающего из колхозов. Но выход был найден: под зерно заняли часть магазинов и все имеющиеся в районе склады. …30 сентября колхозы нашего района полностью выполнили план государственных поставок зерна, сдали хлеб в фонд Красной Армии, в фонд обороны и рассчитались по натуроплате за работы МТС. Передовые колхозы за счет излишков продали государству 1,780 центнеров хлеба».

В 1942 г. по инициативе комсомольцев колхоза «Заря свободы» Брейтовского района началось создание эскадрильи «Ярославский комсомолец». В Ярославском отделении Государственного банка был открыт счёт № 14 022. На него перечислялись добровольные взносы. На эти средства были построены 2 эскадрильи штурмовиков Ил-2. 31 Декабря 1942 г. делегация молодёжи области выехала на Ленинградский фронт, чтобы вручить 20 боевых самолётов. На торжественном митинге воины и ярославские комсомольцы поклялись крепить дружбу, которая помогает бить врага. Лётчики обратились к молодёжи области с письмом: «От всей глубины сердца мы благодарим вас, славные сыны Ленинского комсомола, за заботу о Вооружённых Силах Красной Армии. Нас тоже воспитал Ленинский комсомол», закалил нашу волю. Мы черпаем силы и волю к победе у нашей партии большевиков, в беспредельной любви к своей Отчизне. Клянёмся вам, дорогие товарищи, что приняв замечательные самолёты, не щадя своих сил и самой жизни, будем истреблять немецких оккупантов. Мы понесём на этих крыльях смерть фашизму!» Самолёты с надписью на борту «Ярославский комсомолец» действовали на Ленинградском фронте. Лётчики 448-го штурмового авиаполка уничтожили тысячи гитлеровских захватчиков. Лётчик П. Кизенков из эскадрильи «Ярославский комсомолец» беспощадно громил технику и живую силу врага. Только в одном из налётов на неприятельскую колонну им было уничтожено до 80 гитлеровцев. Командир 3-й эскадрильи этого полка Старший лейтенант Алексей Зинченко за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

Фото: форум Ярпортал. Обсуждение темы «Ил-2 «Ярославский комсомолец», 20 самолетов ленинградскому фронту». 

А делегация, вернувшись домой, широко оповестила молодёжь области о том, как помогает бить врага техника, построенная на собранные средства. Брейтовские комсомольцы во второй раз выступили с инициативой сбора средств - на строительство и подводной лодки «Ярославский комсомолец». Всего в Ярославской области было собрано около 5,5 миллионов рублей. Столько стоило строительство новой лодки типа «малютка». Однако строительство подводной лодки - это не день и даже не месяц, поэтому решили: эквивалентно собранной жителями области сумме ближайшей построенной подлодке класса «М» присвоить наименование «Ярославский комсомолец». В феврале 1943 г. подводную лодку «М-104», заложенную на Горьковском судостроительном заводе «Красное Сормово», назвали этим именем. 23 февраля был торжественно поднят Военно-морской флаг. В этот день делегация ярославцев в торжественной обстановке передала морякам Северного флота подводную лодку, построенную на средства комсомольцев области. На церемонии передачи корабль от делегации ярославцев принимал командир бригады подводных лодок Северного флота Герой Советского Союза капитан 1 ранга Иван Колышкин - уроженец Ярославской области.

В декабре 1942 г. газета «Северный рабочий» писала: «Колхозники и колхозницы Брейтовского района в течение двух дней отправили в фонд Красной Армии 25300 пудов хлеба и 30 тысяч пудов картофеля из личных запасов».

С другой стороны, в материалах пленумов Ярославского обкома ВКП (б) и партийных конференций за 1941-1945 годы можно найти сведения о деятельности на территории района воровских групп. Их численность достигала 20 человек, в которые входили председатели колхозов и их заместители, а количество похищенных ими ржи или овса измерялось центнерами и даже тоннами. Есть и другие примеры подобных случаев в жизни района в годы Великой Отечественной войны. Оказавшись прифронтовым, расположенным сравнительно недалеко от железной дороги и одновременно далеко от больших городов, район притягивал дезертиров. В апреле 1942 г. Главное управление милиции Ярославской области дало указания по усилению борьбы с дезертирством. К операциям привлекался истребительный батальон Брейтовского районного отделения НКВД. Только за июнь-сентябрь 1943 г. выявлено 10 дезертиров из армии, а также уклоняющихся от призыва, 10 дезертиров трудового фронта. Истребительному батальону оказывали практическую помощь члены групп содействия, создаваемых из местного населения. Именно с их помощью в августе 1943 г. в Брейтовском районе было задержано два дезертира.

Были случаи, когда дезертиры объединялись в банды. В Брейтовском районе 10-14 февраля 1943 г. была ликвидирована группа вооруженных дезертиров из 6 человек, проживавших в районе Бухаловской дачи. Дезертировавший в марте 1942 г. некто Шестеркин занимался кражами на территории Мышкинского и Рыбинского района. 21 февраля 1943 г. во время совершения кражи в д. Прокошево Рыбинского района замечен колхозниками. Супруги Максимовы и Шкицерова попытались его задержать, но дезертир выстрелил в них. В подоспевшего бойца он успел выстрелить 4 раза, пробив брюки и шинель. Ответным огнем бандит был убит. 11 апреля 1943 г. при задержании в районе Бухаловской дачи дезертиры Голубев и Серяков оказали вооруженное сопротивление. Огнем из автомата был ранен в руку уполномоченный уголовного розыска Брейтовского района Гагарин и в ногу милиционер Сорокин. 25 апреля 1943 г. в этом же районе во время операции по задержанию терроризировавших местное население бандитов оказали вооруженное сопротивление и были убиты дезертиры Л.И. Воронин и А.В.Воронин.

В районе велась розыскная работа. 12 сентября 1944 г. в Брейтовский район к своим родственникам прибыл В.И.Нефедов, который находился во всесоюзном розыске как агент немецкой разведки. В ориентировке по розыску имелись данные арестованного в октябре 1942 г. Управлением НКВД по Саратовской области немецкого разведчика В.Ф.Бойко: «С Нефедовым Василием Ивановичем я познакомился, будучи в лагере военнопленных. Он, так же как и, я являлся членом «Боевого союза русских националистов». Из лагеря «Освитц» Нефедов был направлен в карательный отряд полковника Гиля для борьбы с партизанами». Нефедов был зачислен в полк Гиля (Родионова), в составе которого воевал против польских и советских партизан. В апреле 1943 г. во время карательной операции он перешел на сторону партизан и до июня 1944 г. служил командиром отряда в бригаде Уткина, которая действовала в Витебской области. После соединения с наступающими частями Красной Армии партизанская бригада была расформирована, а Нефедов по состоянию здоровья в начале сентября убыл в отпуск в Ярославскую область, где и был задержан.

До, во время и после войны из района поставлялась древесина на нужды народного хозяйства и фронта. С 1936 по 1940 гг. в зоне будущего затопления было вырублено 11 млн. кубометров строевого и товарного леса. Из 6 млн. кубометров были изготовлены плоты и оставлены на месте с тем расчетом, что их можно будет буксировать судами после заполнения водохранилища. 5 млн. кубометров были вывезены сразу после вырубки и пошли на нужды народного хозяйства. Лес поставлялся шахтам Донбасса, ярославскому резино-асбестовому комбинату, Угличской и Рыбинской ГЭС, другим большим стройкам Центральной России. В военные годы из брейтовского леса делали деревянные заготовки для оружия, лыжи, фуры, другие деревянные транспортные средства, авиационную фанеру. Много древесины поставлялось для восстановления освобожденных районов страны. Например, летом 1943 г. было заготовлено и вывезено сплавом 6 тыс. кубометров деловой древесины в Калмыкскую АССР.

Похоронка, пришедшая родственникам Петра Тихомирова в деревню Минюшино Брейтовского района в 1944 году. 

Источник: Сайт «Историческая правда». Солдатские письма

 

Брейтовский район во второй половине XX века

Великая Отечественная война оказала существенное влияние на развитие Брейтовского района и его столицы не только с точки зрения участия в ней жителей района и переориентации его экономики в интересах фронта. Война затормозила реализацию планов изменения экономики и инфраструктуры района в связи с созданием Рыбинского водохранилища:

Во-первых, полное затопление водохранилища до проектного уровня было завершено только в 1947 году – намного позже планового срока. Дело в том, что в годы войны одновременно с затоплением одновременно проводилось т.н. срабатывание водоема, с помощью чего вырабатывалась необходимая Москве электроэнергия. Подготовленные для затопления, но незатопленные до 1947 года  территории Брейтовского района стояли запущенными, не обустраивалась и будущая граница воды и земли, не был решен транспортный вопрос, не было возможности полноценно развивать новую отрасль экономики – рыболовство.

Во-вторых, через два месяца после начала затопления началась война, запланированное возведение перенесенного на новое место Брейтова и его новой социально-бытовой инфраструктуры откладывалось на неопределенный срок. Работоспособные мужчины ушли на фронт, сил и времени у оставшихся здесь жителей на обустройство районного центра попросту не было. Полноценные строительные и инфраструктурные работы здесь начались уже после 1945 г. Да и в мирное время, после возвращения фронтовиков нужно было думать не столько об обустройстве Брейтова, сколько о восстановлении народного хозяйства СССР.

Брейтово в конце1950-х гг. 

В 1963 г. Брейтовский район был на короткое время ликвидирован - в течение года (1 февраля 1963 – 4 марта 1964) территории Брейтовского и Некоузского районов были объединены в Некоузский сельский район. Впрочем, скоро решение было признано неэффективным.

В середине 1960-х годов в районе активно создавалась социальная и жилищно-коммунальная инфраструктура: завершена электрификация, в районном центре открыт Дом культуры, центральная районная больница, в конце 1960-х - новое здание школы.

Расцвет послевоенных брейтовских деревень. Дети деревни Браниха, конец 1950-х гг.

По-прежнему активно развивалось свиноводство. В 1970-е годы наибольших успехов в этом добился колхоз «Старатель», специализировавшийся на разведении свиней брейтовской породы. Хозяйство ежегодно производило около 60 центнеров свинины в расчете на 100 га пашни, уровень рентабельности достигал 75%. Каждая основная свиноматка давала в год 25-30 поросят, 1300 руб. чистой прибыли (в ценах середины 1970-х годов). Колхоз построил механизированные свинарники, создал в свиноводстве , приближенные к промышленным условия, в структуре посевных площадей предусмотрел производство необходимого количества разнообразных кормов специально для свинофермы, подобрал и обучил кадры, которые были в состоянии обеспечить высокие показатели рентабельности. Большое внимание работники фермы уделяли повышению плодовитости животных, планированию опоросов, рассматривая это как управляемый процесс, получая от каждой свиноматки более чем два опороса в год.

В колхозах района проводились мелиоративные работы – заболоченные участки осушались, расчищались русла мелких рек.

Были созданы рыболовецкие колхозы имени Ленина и «Родина», которые вносили весомый вклад в «показатели социалистических соревнований» между Брейтовским и Некоузским районами. В 1950-1960-е годы максимальный улов составлял от 3 до 4,3 тыс. тонн рыбы в год (по всему Рыбинскому водохранилищу). Вторая половина 1960х и 1970-е годы отмечены резким снижением годового вылова рыбы – до 2,5 тыс. тонн. Такой «сырьевой кризис» привел к тому, что в Брейтовский район пришлось завозить на обработку рыбу из северных регионов страны. Рыбный промысел исчез из показателей социалистических соревнований.

В 1960-1970-е годы стал решаться застарелый транспортный вопрос. Еще с 1930-х годов здесь существовала внутренняя судоходная сеть. Сначала по реке Сить ходил речной трамвай «К – 88»,  с 1961 г. – специальный теплоход для мелководных рек с осадкой 35 сантиметров, скоростью 50 километров в час и вместимостью 50 человек. Пароход работал с конца апреля по середину ноября, перевозя в среднем по 400-500 человек в день. В 1965 г. в Брейтово пришел первый пассажирский теплоход на подводных крыльях «Метеор» (выпускался с 1961 г.), вмещающий 130 человек, добиравшийся до Рыбинска за полтора часа. Это был настоящий прорыв – до этого люди летом в Рыбинск и в Ярославль в основном добирались на теплоходе, который выходил из Брейтова вечером, приходя в Рыбинск только утром. О востребованности «Метеоров» говорит статистика – в год они перевозили в среднем по 97 тысяч человек (в два с половиной раза больше количества местных жителей того времени).

Развивались и другие виды транспорта. Самолеты «Ан-2» из аэропорта Брейтово совершали внутрирайонные (до Ульянихи) и внутриобластные (Ярославль и Рыбинск) перелеты. «Переломным» с точки зрения развития автомобильного транспорта стал 1972 г., когда рядом с Брейтово был построен мост через реку Сить (до этого люди переправлялись на другой берег на пароме и частных лодках, зимой намораживали переправу). Это позволило организовать бесперебойное автобусное сообщение до железнодорожной станции Шестихино – единственная транспортная возможность добраться до больших городов в зимнее время.

Самолет АН-2 в Брейтове. 

В конце 1960-х годов район пережил очередное укрупнение колхозного хозяйства. Колхозы объединяли, их центры переносили в центральные усадьбы. Как следствие – в удаленных деревнях закрывались магазины, медпункты, школы, колхозные фермы. Люди уезжали из маленьких деревень в Брейтово, Покровское на Сити, Прозорово, но еще чаще - в Рыбинск, Ярославль, Тверь и Санкт-Петербург. Типичный пример – история деревни Браниха. В послевоенные годы это была центральная усадьба колхоза «Новый мир», затем – «Ленинский путь». Деревня представляла собой крупный населенный пункт с сотней жилых домов, только в полеводстве насчитывалось 3-4 бригады. Были молочная ферма, сыродельня, свиноферма, телятник, птичник, мельница, кузница, пилорама. Из социальной инфраструктуры - магазин, школа, медпункт, клуб, контора. Сюда ходил рейсовый автобус. В 1973 г. «Ленинский путь» был объединен с колхозом «Память Ленина», контора переехала в Ульяниху, что в 3,5 километрах. С одной стороны, хозяйство стало самым крупным в районе – более 3000 голов крупного рогатого скота, 13 молочно-товарных ферм. С другой стороны, удаленные от объединенного колхозного центра деревни стали пустеть. В Бранихе началось постепенное закрытие всего того, что эффективно работало в годы колхозного расцвета «Ленинского пути». То же самое происходило в других частях района. В деревнях и селах, расположенных вдоль главных автомобильных дорог с твердым покрытием жизнь сохранялась, в удаленных – постепенно угасала.

Фото: деревня Браниха сегодня. 

В 1970-м году Брейтовский райком партии утвердил герб района. Это  щит, в верхней части которого написано «Брейтово»; в левой верхней части на красном фоне медведь с секирой, означающий принадлежность района к Ярославской области; справа внизу желтый колос, символизирующий сельскохозяйственную направленность экономики, и чайка на голубом фоне, отражающая Рыбинское водохранилище, на берегу которого расположен район.

 

Брейтовский район в XXI веке

В XXI век Брейтовский муниципальный район вступил как самый удаленный от административного центра Ярославской области. Удаленность от центра (200 км.) и пограничное положение (район соседствует с Вологодской и Тверской областями) определяет его экономическое и социальное состояние. Основной отраслью экономики является сельское хозяйство (производство мясомолочной продукции, промышленный лов рыбы). Перспективные и развивающиеся в настоящее время отрасли экономики: агропромышленный комплекс; лесопромышленный комплекс; развитие туризма. Сравнительно неразвитой остается транспортная и социальная инфраструктуры. Промышленное направление, как и многие века ранее, развито слабо.

Основным фактором сокращения численности населения в конце XX – начале XXI  веков стали миграционная и естественная убыли. При этом в числе выбывших наблюдался рост лиц трудоспособного возраста. Другой проблемой стал высокий уровень смертности. По состоянию на 2011 год численность населения района составила чуть более 7000 человек. На территории района находится 166 населенных пунктов. Преобладают пункты с численностью жителей до 25 человек (88 деревень), в 25 деревнях нет постоянных жителей.

В советский период территорию можно было охарактеризовать как район с развитым сельским хозяйством. Негативные последствия невнимания в 1970-1990-х годах к удаленным сельским территориям, непродуманные реформы 1990-х годов привели к значительному снижению объёмов производства сельскохозяйственной продукции. С закрытием осенью 2005 года Брейтовского сырзавода проблема сбыта молока резко обострилась, животноводство стало убыточным. В 2008 году сразу восемь сельхозпредприятий из 12 зарегистрированных в районе ликвидировали крупный рогатый скот. Всего по району за 2008 год поголовье уменьшилось на 396 голов, в том числе коров — на 268 голов.

В настоящее время ни один населенный пункт Брейтовского муниципального района не газифицирован. Для приготовления пищи и других бытовых нужд население использует сжиженный газ в баллонах.

В какой-то степени переломным для современного Брейтовского района стало выездное заседание Правительства области, прошедшее в селе Брейтово 26 августа 2009 г. Обсуждались первоочередные мероприятия его развития. Возглавлявший тогда регион Сергей Вахруков обратил внимание на то, что по социально-экономическим показателям Брейтовский занимал последнее место среди двадцати муниципальных районов области (для справки: 2013 г. - 4 место, 2014 г. - 8 место). Самыми проблемными оказались отрасли ЖКХ, сельского хозяйства, здравоохранения, образования. Собираемость местных налогов едва превышала 50%.

Сергей Вахруков: «Ситуация достаточно сложная, но не безнадежная. Необходимы срочные меры по наведению порядка в бюджетной сфере, увеличению налогооблагаемой базы. В районе ряд столичных инвесторов, построивших базы отдыха на берегу Рыбинского водохранилища, до сих пор не перечисляют налоги в местный бюджет, при этом пользуются всеми коммуникациями и природными ресурсами. Такая ситуация абсолютно неприемлема».

Правительство Ярославской области определило основные направления дальнейшего развития Брейтовского района:

  1. Оптимизация сельхозпроизводства – жизнеспособные хозяйства должны получить поддержку, неэффективные - ликвидированы или перепрофилированы без ущерба для жителей района.
  2. Туристско-рекреационная деятельность. Географическое положение района – это и его проблема, и его дос­тоинство. Отдалённость делает проблематичным экономическое развитие в некоторых его аспектах, но одновременно создаёт привлекательность района как места активного отдыха.
  3. Лесопереработка – организация современных предприятий по переработке древесины.

Сергей Вахруков: «Мы серьёзнейшим образом в течение нескольких месяцев готовились к этому заседанию. Раньше в Брейтовский район летали самолёты, да и дороги были получше, сегодня даже добраться сюда непросто, это требует времени. Но в данном случае мы твёрдо решили не считаться с этим, а на месте выяснить, что же всё-таки здесь происходит. Жалоб от населения поступает очень много. По комплексной оценке эффективности Брейтовский район занимает последнее в области 20-е место. Правда, по темпам развития район на 17-м месте, и мы сами видели, что точки роста, хотя и небольшие, здесь есть. И люди, которые готовы вложить деньги в развитие района, тоже есть, но всего этого мало. Я надеюсь, что сегодняшнее заседание послужит стартом, толчком к началу принципиального изменения к лучшему качества жизни в районе».

Фото: из архива газеты «Брейтовские новости».

Вскоре в целевую программу развития сети автомобильных дорог Ярославской области на 2010 - 2015 годы была включена реконструкция участка автомобильной между Станилово (Некоузский район) и Соколами (Брейтовский район). В 2013 году работы были завершены, что позволило соединить Брейтово и Некоуз еще одной полноценной асфальтированной автомобильной дорогой. Развивающаяся транспортная инфраструктура, относительная близость к Москве и Санкт-Петербургу, близость к Рыбинскому морю, благоприятная экология способствовали активному развитию индивидуального жилищного строительства и росту численности сезонного населения.

В районе эффективно работает несколько сельхозпредприятий. Среди них - свиноводческий комплекса ООО «Старатель» и ООО «Брейтовская птицефабрика – русский век». Брейтовские свиноводы освоили датскую технологию выращивания свиней, не имеют проблем с кормами (550 гектаров собственных полей), наладили сбыт. Особая ценность «Старателя» в том, что комплекс – это синтез старого и нового, он создан на основе успешного межколхозного свиноводческого комплекса, работа организована в помещениях ещё совет­ской постройки. Такие свинарники в 1990-е годы повсеместно превращались в развалины, а здесь сохранены,  модернизированы.

Птицефабрика – это гордость не только района, но всей Ярославской области. Фабрика «Русский век» работает по принципу «компактного производства» использованием европейских технологий и оборудования. Однако компактность «Русского века» относительная: начав в 1999 г. с 20 тысяч кур, птицеводы довели их поголовье до 126 тысяч, а в 2010 г. - до 135 тысяч птиц. 79 тысяч яиц производит фабрика ежедневно, успешно продаёт их в Тверь, Вологду, Московскую область.

В начале XXI века в районе, где в советское время не было ни одной действующей церкви, начали активно восстанавливаться и строиться новые. Идут службы в Брейтово, в Покровском на Сити, в Прозорово, в Сутке, в Тимонино. В 2009 г. в Брейтовском районе заработал туристический проект «Ситское кольцо». В туристическом сезоне 2011 г. в Брейтово зашло 15 теплоходов. Гостей района возили по туристическим маршрутам «Ситское кольцо» и «Брейтово – старинное село».

«Наш район как был окраиной, так и остался. Он просто брошенный. Годами накапливались проблемы. Если бы они рассасывались и решались, не было бы такого комка проблем, — заявил в 2010 г. тогдашний глава Брейтовского района Сергей Карабицкий. «Моложский уезд можно назвать по существу уездом порубежным – местностью, в которой соприкасались чуждые друг другу и разнообразные влияния», - написал за сто с лишним лет до этого, в 1902 г. о территории, куда входили и земли современного Брейтовского района краевед Семен Мусин-Пушкин. Эта порубежность характеризует и современное состояние Брейтовского района. Между уникальной экономической и социальной историей предыдущих веков и сегодняшними перспективами. Между уменьшением местного населения и активным сезонным заселением. Между стагнирующими традиционными отраслями хозяйства и постепенно развивающимися новыми.

Мост через р. Сить на автодороге Шестихино - Горелово - Брейтово.

 

Источники и литература:

Брейтовская центральная библиотека. Из истории пароходства края. Брейтово, 2003.

Бурдин Е.А. Великий исход: начало подготовки территории Рыбинского и Угличского водохранилищ к затоплению (1936-1944 гг.). История науки и техники. 2011. №2.

Гефеле В. Район у самого синео моря. Газета «Северный край». 14 августа 2010 г.

Гречухин В.А., Ерохин В.И., Иванов Л.М. Молога. Земля и море / Рыбинск, 2007.

Гречухин В.А. По реке Сить / Москва, 1990.

Журнал «Углече поле». 2013. №5.

История в историях. Тайна битвы на реке Сить.

Коновалов Дмитрий. Брейтово: 400 лет славной истории.

Коновалов Дмитрий. Село Горелово Мологского уезда.

Коновалов Дмитрий. Из истории села Прозорово.

Кузнецов А.В., Бабушкин М.В. Рыбинское водохранилище. Воссоздание моря.

Кузнецова О.В. Летопись Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.: по материалам ярославской областной газеты «Северный рабочий». Ярославль, Рыбинск, 2005.

Молодой ученый. Нарушения социалистической законности в Ярославской области периода Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. в материалах пленумов ярославского обкома ВКП (б) и партийных конференций.

Моя Родина Брейтово. История села и района. Группа в социальной сети ВКонтакте.

Мукосеева Карина. Граф, пастух и зоотехник.

Мусин-Пушкин С.А. Очерки Мологского уезда. Ярославль, 1902.

Мюратов В. Поездка с далеко идущими выводами. «Сверный край». 29 августа 2009 г.

Сахаров Н.А. Битва на Сити в летописях, преданиях, литературе. Ярославль, 2008.

Смирнов Руслан. В Брейтове пьют ведрами. Газета «Северный край». 24 декабря 2004 г.

Стяжкин С.В. Тайная война на Волге (1941-1945 гг.).

Трефолев Л.Н. Исторические произведения. Ярославль, 1991.

Управление МВД Росси по Ярославской области. Великая Отечественная война.

Форум Ярославского историко-родословного общества. Брейтовская советская волостная республика (осень 1917 г. - лето 1918 г.).

(Другие использованные источники и литература будут опубликованы дополнительно)

 

Комментарии:

После публикации материалов на сайте поступают комментарии и уточнения:

  • Вячеслав Юрасов обратил внимание на то, что центром северных земель, которые заселили Веси, была Весь Ёгонская (а не Весь Ягоцкая, как было ошибочно указано).
  • Благодаря материалам, которые прислала Татьяна Владимировна Сухова, руководитель Брейтовской районной централизованной библиотечной системы, раздел дополнен информацией о работе в Брейтове в 1918 г. Народного дома.

  • Татьяна Владимировна Сухова также помогла расширить раздел «Брейтовская советская волостная республика». В частности, её материалы использованы при описании последствий первой (1905) и февральской (1917) революций для Мологского уезда и Брейтовской волости.
Автор страницы: Система
Обновлена: 28.09.2015 0:00:00

Наш Брейтовский район © - сайт о жизни Брейтовского района Ярославской области.

Справочная информация, актуальные новости, обсуждения.
Функционирует с 2015 года. Версия 3.0
Автор идеи, владелец и редактор: Тутариков Андрей (R)
Адреса для связи: breytovo.info@yandex.ru, breytovo.info@gmail.com
Подробная информация о всех возможных способах связи
Разработка: Кононов Дмитрий
Сейчас зарегистрированных посетителей на сайте: 0 Посмотреть подробнее...
Новостная лента RSS 2.0
Закрыть

Вверх